«Сижу дома, пасу котов, подрабатываю в разных стартапах, играю в Xbox, иногда стримлю игры», — интервью с Хомаком

Бездна Интервью Плакаты

«Луркоморье было основано в 2007 году. По состоянию на 11 декабря 2020 года, энциклопедия содержит 9278 статей.
По данным Alexa rating от 11 декабря 2018 года, сайт Lurkmore.to находится на 8711-м месте по популярности в мире (опустившись на 1469 позиций за последние 3 месяца) и на 864-м — среди российских сайтов».
Википедия

Сегодня мы поговорили с Дмитрием (Давидом) Хомаком — основателем энциклопедии. Спросили его про смерть Лурка, Светова, мигрени, Абу и Тель-Авив.


Чел, ты вообще кто, и почему ты хоть где-то упоминаем? Мы думали, тебя похоронили давно.

— Я вообще хер знает! Я пытался уходить на год из всех соцсетей (ДВАЖДЫ), я не делал ничего осмысленного (ну, примерно, пять лет), я занимаюсь клиническим шитпостингом последние два года — ничего не помогает, люди помнят. Хуже того, люди откуда-то знают, кто стоял за Лурком. Откуда у них это знание, зачем — совершенно не понимаю.

Каким образом ты зарабатываешь на жизнь, будучи квалифицированным разве что в искусстве шитпостинга?

— Это… трагический вопрос. Вообще, я учился в Горном, чтобы управлять шахтой или карьером, но что-то не задалось, я попал в интернет и стал панк-медиа-менеджером. То есть при случае могу и сервер настроить, и текст перевести, и техническим писателем поработать. В принципе, переводами и техписательством и зарабатываю в основном. Получается не очень, хотелось бы лучше.

Слухи ходят, что у тебя справка и белый билет. Расскажи поподробнее, что за мозговые черви у тебя поселились.

— Моя основная беда — это мигрени. Это не «о, привет, голова болит, ну давай анальгинчику скушаем», это довольно суровый ад, когда блюешь от малейшего звука или света, в голову ввинчивают ржавые шурупы, мысли сложным образом ломаются и в целом как-то довольно херово. Я когда читал книжки про быт героиновых наркоманов, никак не мог понять, что их так пугает ломка — у меня так проходят два дня в неделю, начиная с 13 лет.

Правые в России часто обвиняют тебя в бегстве, в поиске лучшей жизни, а то и просто в том, что ты еврей. Итак, что ты делаешь в Тель-Авиве?

— Я еврей, это так. Ну, то есть как, в Израиле я «руси», что, в общем и целом, значит «человек из бывшего СССР со смешным акцентом». Что делаю: сижу дома, пасу котов, подрабатываю в разных стартапах, играю в Xbox, иногда стримлю игры.

Бежал я от хорошей жизни: в Москве в 2013 году у меня были перспективы, связи, знакомства, приличная работа, мотоцикл Ducati Monster и второй, красненький. Надо было только сдать товарищу майору тех, кто пишет статьи на Лурке. Я чота решил, — да пошли вы со своим экстремизмом. Кто написал гадости про Рамзана Кадырова на Лурке — пускай останется между нами. Не был в России с 2014 года и как-то не тянет. То есть тянет, но не сильно. То есть сильно, но остатки разума говорят: «ало, ты совсем поехал?» С внутренним голосом я б добазарился, но с женой спорить сложно.

Ты сейчас, несмотря на своё нынешнее плачевное состояние, являешься одним из тех людей, которые сделали многим из нас эти самые интернеты. Сам-то ты как в них вышел, чем занимался, увидев бесконечные просторы цифр и нулей?

— Интернет 90-х был строго на английском, приходилось чота делать самим. Мы делали один из первых сайтов про игры, на деньги пиратской конторы Триада-Геймс, например. До того я поучаствовал в русском киберспорте — вернее, с краешку постоял. Наш друг из клана DDT летом 1998 года выиграл в чемпионате по Quake II компьютер, мы его пропили, меня взяли почетным участником в клан (при условии, что я никогда не буду играть). Так началась и кончилась моя карьера в киберспорте (тут фотку найти надо бы, конечно). В том же 1998 году я познакомился с опером Гоблином, бухнул у него на кухне, после чего ни разу в жизни более с ним не пересекался (ну может на выставках каких).

Перейдём к твоему искусству шитпостинга. Молодёжь не знает, но старики помнят, что начинал ты своё возвышение как админ башорга. Расскажи, как ты получил эту высокую должность, и что ты с ней делал.

— Это вообще смешная история: я в 2006 вписался на IRC-канал двача (НАСТОЯЩЕГО) и немного повыпендривался тем, что я редактор (я действительно был редактором «Навигатора игрового мира», «Игромании» и Total Film в разное время в нулевых). В какой-то момент владельцы Башорга не выдержали, и с криком «если ты такой умный, сам это говно и разгребай, у нас сил нет!» — вручили мне банхаммер на проекте. Там реально было все неоч, 20+ тыщ цитат непроверенных. Я чо, я привык с текстом работать. Я за три дня это все разгреб. Подписчикам прилетело несколько сотен цитат за эти трое суток, они затаили обиду.

А что же Лурк? Откуда вообще выросла идея библиотеки шитпоста, как появился ныне почти вымерший луркояз, почему Лурк вообще стал хоть немного популярен? И да, Лурк умер?

— Лурк мертв, лет пять как мертв окончательно. Время ушло. Пусть в уголке стоит для ностальгии. Я доволен: пережившие свое время проекты превращаются в Двач и группу «Алиса». В 40 лет изображать подростковый трэш и угар стыдновато, да и силы не те уже.

Как появился, ну, как обычно, идея носилась в воздухе. Во-первых, сама Википедия появилась — до этого, допустим, материалы для статей по видеоиграм надо было собирать по кусочкам из разных уголков интернета, в основном из всратых страниц на Geocities. Мы все хотели энциклопедию. Мы хотели, а дорогой oal сделал.

Плюс, был проект сибирского поэта и панка Мирослава Немирова «Всё о поэзии» (Инструкция по выживанию, например), где он брал какую-то штуку и вдохновенно про нее гнал, получалась такая энциклопедия поздней советской жизни и сибирского панка.

Все хотели энциклопедию. Одни люди подняли на домашней машине прототип Лурка, другие как раз под это дело зарегистрировали домен lurkmore.ru, а я их в июле 2007 года свел в одной точке. Big Bang произошел в ТЦ Европейский на Киевской в Москве, на фудкорте.

Ты одновременно Давид и Дмитрий, это вообще как?

— Два паспорта, 2 имени, 2 отечества! Люблю, когда бардак и хаос. В далеком 1981 году родители хотели назвать Давидом, но решили вместо этого назвать более нейтральным именем для среднерусских широт. Типичная история для еврейской интеллигенции 1980-х, в принципе. А при эмиграции думаю, — а чего нет? Получу паспорт на имя Давид. И получил. Потому что могу. Теперь у меня 2 имени.

Допустим, теперь ты еврей на все 14 и 88 процентов. Что ты сам об этом думаешь, как гражданин Израиля? У вас апартеид? Национальное Государство? Как там арабы, чё Палестина?

— Ну как, я в России был неправильным русским (потому что еврей), а в Израиле неправильный русский еврей, потому что не топлю за окончательное решение арабского вопроса. У нас тут немножко апартеида, много национального государства, 20% мусульман в стране (не считая палестинцев, с которыми стена и апартеид). Все сложно.

Меня даже пытались 4 года назад застрелить в кафе арабские террористы, но они топили не за Палестину, а за ИГИЛ (побежденная в России террористическая организация). Арабов у нас много, они разные. Есть арабы-христиане в заметном количестве, есть друзы… В моем родном Тель-Авиве есть арабский пляж, наравне с гейским, собачьим и ультрарелигиозным (в России их принято называть хасидами, но правильно, конечно, харедим). Я купался и загорал на всех перечисленных, никто бровью не повел.

Ну, и, конечно, нюанс: государственные документы, уличные таблички и маршруты автобусов обязательно дублируются арабским.

Расскажи подробнее о террористах на своей малой родине.

— Ну, тут как, традиции терроризма вообще сильны в наших краях. Я как начал читать книжку по истории Палестины между Первой Мировой и основанием государства Израиль, просветлился неимоверно, Вот, например: история Тель-Авива всерьез началась с первомайской демонстрации 1921 года, когда палестинские коммунисты (евреи) прошли с маршем «за Советскую Палестину», а их побили палестинские социалисты (тоже евреи). К делу подключились арабы из Яффо, и дело кончилось многодневным еврейским погромом. На зданиях часто можно увидеть мемориальные таблички: здесь был склад боеприпасов, здесь подпольный штаб, здесь мы взорвали грузовик и убили штук 40-50 британских оккупантов. Вот площадь Рабина, которого застрелил в 1995 году террорист… А, да, ультраправый еврей Игаль Амир, а почему вы спрашиваете? Барух Гольдштейн стрелял мусульман в мечети задолго до всякого Крайстчерча, в 1994. Ну, а чо они там молятся! И уже на моей памяти — Ишай Шлиссель зарезал девушку на гей-параде в Иерусалиме, и ранил еще нескольких. Зато тогдашний мэр Иерусалима Нир Баркат лично обезоружил и заломал (арабского) террориста в том же 2015.

Говорю же, все сложно: то тебе арабский рабочий со стройки отвертку в глаз воткнет, а то раз — и совсем не арабский. Про дело Альталены я рассказывать не буду, потому что ОЧЕНЬ СТЫДНО, сами найдете. Но мемориальная доска, посвященная этой истории, на пляже Тель-Авива имеется. Главное ведь что: читаешь про всех этих подпольщиков, подрывников и сионистов всех цветов и оттенков, и такая гордость берет за всех сразу. Пока Махатма Ганди практиковал мирный протест, будущие израильтяне практиковали что-то совершенно иное.

А, да, арабский терроризм! Он тут каждую неделю, часто не по разу. Штука совершенно фоновая, привыкаешь.

Каково твоё мнение о современной России? Есть ли у нас, несчастных гоев, шанс что-то поменять, или мы обречены? И если ДА, то в каком смысле ДА?

— Таки да. Но тут такое. В смысле, русская культура щас на подъеме, сужу в основном по тем отпечаткам, что доносятся через интернет. Музыка, художества всякие, кино там. Россия заметно оправилась от последствий железного занавеса, в 90-х нам такое было сложно. А сейчас — русские фанарты по Морровинду и Mass Effect хронически публикуют на Реддите, мне, как задроту, даже такая мелочь делает приятно. Русские косплеерши, опять же. Все, приплыли, Россия — это часть мировой культуры не за счет Толстоевского двухсотлетней давности, а сейчас и здесь. Вот за это мы боролись в 90-е!

Перейдём от наших и еврейских баранов к глобальным. Вот в твиттере тебя леваком клеймят. У тебя есть позиция по движению BLM? А по MeeToo? Кайл Риттенхаус – он кто, герой или убийца?

— У меня есть позиция по движению BLM, и даже по Риттенхаусу. А по MeeToo моя позиция — это отсутствие позиции. Она вам не понравится. Начнем с Риттенхауса: в первую очередь он мудак. Малолетний безмозглый мудак. Человек поехал в другой город, в другой штат, защищать не пойми что от не пойми кого. Можно долго спорить про то, была ли там самооборона или что вообще это было. Если б меня пытались приложить скейтбордом в массовой драке — я б тоже выстрелил. Другой вопрос — зачем приходить с винтовкой на массовую драку? Приезжать из другого города.

По BLM моя позиция проста: все сложно. Каждого, кто хочет заявить «да там негры совсем берега потеряли», надо заставлять слушать часа три лекций по социологии. Тех, кто говорит «вперед, черные братья!» надо принуждать к тому же. Есть богатое английское слово clusterfuck, которое можно перевести на русский как «все ОЧЕНЬ сложно». Не стоит также путать стихийное движение под лозунгами BLM с политическим движением BLM, там такая группа смешных марксисток, «ну мы движение BLM, мы 5 лет продвигаем в твиттере этот хэштег». А, хэштег, ну ок.

Раз уж мы подошли к глобальным вопросам, задам один, не входящий ни в твою, ни в мою компетенцию: как там с изменением климата? Вопрос не столько про сам факт изменения климата, сколько про твоё мнение о его нынешнем аутистичном, прогуливающим школу крестоносце – Грете Тунберг. Но если имеешь мнение о планете, давай его сюда.

— Потепление есть, роль человека в этом потеплении бесспорна, заговора ученых не существует, обсуждать тут особо нечего. Грета… Грета молодец. Ну, вот представьте — в 16 лет поджечь жопы так, что президент США будет писать тебе твиты «УЙМИСЬ, ГРЕТА», а двачеров всего мира вообще поплавит. Привлекла внимание к проблеме, так привлекла, и все на словах, без приковывания себя цепями к дереву, без голодовок и других безумств. Дитя века соцсетей, чо.

Твоя недавняя копипаста про суть свободы слова взбудоражила много кого — в основном, конечно, старожилов ЖЖ и приравненных к ним колумнистов RT. Вопрос такой — как быть с публичными пространствами, которые вроде не частные, и не государственные? Как регулировать и фильтровать любителей плотной зиги и приравненных к ним фанатов ИГИЛ?

— Этот вопрос так воспламенил русский интернет, что ээээ. Во-первых, тут нет простого ответа. Непростой — пространства, по большому счету, саморегулируются при помощи общественного мнения. И если общественное мнение говорит, что зиговать в общественных местах нехорошо и стыдновато, происходит что? Правильно, обязательно найдутся люди, которые чисто из принципа начнут зиговать и/или обматываться зеленым знаменем. Из частных пространств их следует выгонять, в публичных пространствах над ними принято издеваться, насмехаться над ними. Это очень обидно, между прочим, когда над твоим нонконформизмом обидно ржут. Я проверял. 

Ты ЛЕВЫЙ? А может ПРАВЫЙ? Че вообще думаешь про современных левых и правых в РФ? Кому симпатизируешь и симпатизируешь ли?

— Ненавижу деление на левых и правых, я центрист с идеями о безусловной базовой поддержке государства, которое при этом должно не лезть в частную жизнь, культуру и науку. В результате, в России я симпатизирую примерно никому, у всех есть какие-то идеи, как за человека решить, что ему думать и как поступать. Ну, это если забыть на секунду о том, что в России много лет авторитарное государство без политической жизни вообще! С учетом вышесказанного: я, безусловно, ЛЕВАК.

Что тебя бесит в России и бесит ли? А может, КТО тебя бесит, и что не так с русской оппозицией?

— В России меня бесит клерикализация не особенно верующей страны (справедливости ради: в Израиле ситуация с харедим меня тоже бесит, но ситуация заметно иная и бесит несколько в другой плоскости). Ну и, конечно, бесит старая оппозиция, которая надрачивает на «Америку, которую мы потеряли». Книжку почитайте по социологии. Лекцию посмотрите. На дворе не 1986 год, противостояние СССР и США — не самый, скажем так, насущный вопрос.

Очевидно, что в администрации Двача нет ни одного русского человека. Это можно заметить по многолетней тенденции в ненависти к России и всей русской культуре. На чистом энтузиазме, конечно же, столько лет поддерживать лентачерское пламя невозможно, поэтому вопрос: кто платит Абу деньги за эту пропаганду и как с этим связан участковый, который раньше ходил к нему, как к себе домой? Поделись инсайдами!

— Во-первых, это лучше спрашивать непосредственно у Абу, я уверен, он с удовольствием расскажет! Во-вторых, он с удовольствием продает вообще все, что имеет спрос на рынке торговли жопой. В третьих, нас часто путают, что ужасно меня печалит. Я не ебнутая макака, это легко запомнить!

Миша Светов и либертарии. Это реальная оппозиция? Это просто движ? Как нам всем нужно относиться к ЛПР и Светову в частности?

— Миша Светов — сектант и мудозвон, который пытается натянуть на русские реалии повестку американских ультраконсервативных республиканцев и называет это «либертарианством». Проблема в том, что в России ниша ультраконсерваторов с библией плотно занята коммунистами во главе с Зюгановым. Был бы Миша поумнее, он бы возглавил при КПРФ пионерскую организацию, со школьниками он неплохо умеет работать.

Гражданское оружие — за или против?

— Я, как честный человек и мотоциклист, в основном за легалайз (в данном случае короткоствола, но и вообще, тоже да). Коллекционного, исторического короткоствола, чтоб в тире пострелять… Там есть ряд проблем, но при нормальном законодательном регулировании проблем должно быть не сильно больше, чем с мотоциклами. Мотоциклы даже в опытных руках могут быть смертельно опасны, за что мы их и любим.

Голанские Высоты имени Трампа — это такой еврейский Крым?

— Чтобы объяснить, чем Голаны отличаются от Крыма, мне надо рассказать одну байку про израильских летчиков. В Шестидневной войне 1967 года Израиль захватил не только Голаны на севере, но и заметный кусок Синайской пустыни на юге. Которую уже в 1979-82 годах вернул Египту. Летчики очень страдали: тренироваться, говорят, негде совершенно. Только взлетишь, а страна уже и кончилась. Над Синаем-то удобнее было. Так вот, Голаны никто не хочет отдавать, потому что с них простреливается весь север страны. До Хайфы — 80 километров по прямой. До Тель-Авива в центре страны — 150. Я не очень разбираюсь в географии советско-финской войны, но параллели при желании можно провести. Только вместо морозной Карелии — охваченная гражданской войной Сирия.

И напоследок. РУССКИЕ ВПЕРЁД?

А мы покупаем или продаем?

я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти