Русские буквы Алексея Ремизова

Без рубрики Иллюстра

Жил-был студент Московского университета, а также будущий знаменитый писатель и художник Алексей Ремизов. Как многие творческие люди на рубеже XIX-XX веков увлекался марксизмом и ходил на митинги, после одного из которых угодил в северную ссылку — за сопротивление полиции. В ссылке Ремизов набрался впечатлений о жизни народа, обратил в марксизм Мейерхольда, а самое главное для нашей рубрики — встретил свою будущую жену, Серафиму Довгелло. Серафима, кроме того, что тоже находилась в ссылке, занималась палеографией — изучала исторические славянские и русские почерки. Она познакомила мужа с русской каллиграфией, которая преобразила его творчество, повлияв даже на писательство. Алексей Михайлович решил, что при помощи каллиграфии сможет лучше понять свое национальное наследие:

«Мало уметь грамоте, надо и еще кое-что, надо своей рукой обвести те письмена русские, какие в прошлом нашем начертались русскими людьми, чтобы поверстать свою душу с душой народной и идти вместе с народом по его исконным думам, — делать русское дело».

Ремизов особенно полюбил скоропись — вид русского письма, появившийся в XIV веке и активно использовавшийся до конца XVIII. Скоропись выполняла ту же задачу, что и курсив, который мы применяем сейчас. Как можно понять из названия — это вид почерка, эволюционировавший таким образом, чтобы писать стало быстрее и удобнее, нежели книжным полууставом. 

Для Ремизова увлечение русскими буквами являлось не просто игрой или хобби по вечерам — это было полное погружение. Он сделал скоропись своим повседневным почерком — писал ей письма, подписывал открытки и даже использовал в рукописных книгах.

В 1921 Алексей Ремизов и его жена Серафима Ремизова-Довгелло отправились в вынужденную эмиграцию. Серафима читала курс палеографии в Сорбонне, Алексей рисовал, заслужив похвалы великих художников вроде Пикассо и Кандинского, а также с переменным успехом выпускал мемуары. Даже другие художники, зная вкус автора, оформляли его книги надписями, стилизованными под скоропись или другие виды русского письма и шрифтов. Чета Ремизовых не вернулась в Россию, но и Алексей, и Серафима трудились ради того, чтобы русская культура вернула себе связи с прошлым и наладила новые с Западом.

я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти