Деколонизация для нас (продолжение)

Деколонизация для нас (продолжение)

Продолжение. Начало: localcrew.ru/freeyoureyes

Важной составляющей колониального мышления для России является военная пропаганда. Прежде всего надо оговориться, что к военной пропаганде можно отнести не только плакаты с призывами убивать врага и донатить армии. Всё, что подготавливает сознание ваших соотечественников к войне — так или иначе военная пропаганда. И то, что вы транслируете на территорию (потенциального) противника, разумеется. Если мы берем настолько широкое понятие, то в него войдет даже репетиторство по французскому языку в семье каких-нибудь провинциальных дворян. 

Не стоит пренебрегать тем, какое воспитание дали «спасенные от голодной смерти» французы поколениям, вступившим в войну с Наполеоном в качестве офицеров. На эту проблему обратили внимание сразу — и на свет появилась самая первая русская военная пропаганда. Люди задались вопросом: а чему учат наших детей эти приезжие? Оказалось, что если на вас с детства влияет иностранец, то это может плохо сказаться, случись что. Случилось. Всегда случается. 

Русская карикатура 1812 года

Важно в кейсе с войной 1812 года еще то, что собственную колонизацию русское общество осознавало постфактум. Оно не пыталось что-то предотвратить, а боролось с последствиями. Мы с вами находимся в сходном положении. Колонизация уже случилась. Теперь надо думать, что возможно сделать с ней по мере наших сил.

Но вернемся к истории, ведь с ней мы еще не закончили. Помимо «всяких Сен-Жеромов и Мон-Ревешей» были еще англичане. Если французы обращали внимание прежде всего на себя как на центр мировой цивилизованности, в сравнении с которым русские выглядят бледно, то жители острова поступали совершенно иначе. О себе они говорить не очень любят. Английская пропаганда — это всегда нападение. 

Об английской карикатуре и представлении русских в ней можно говорить бесконечно, но здесь мы ограничимся фактом, что образ русского медведя нам подарил именно этот суровый народ. Англичане были не единственными, кто его эксплуатировал, но главное, что именно они стали заводилами и произвели просто тонны контента с самыми разными медведями. Именно в Британии начиная с 1730-х создавали русского медведя. На старых английских карикатурах медведь иногда имел голову человека — например, царствующей в России на тот момент особы. Часто он сидел на привязи или на цепи, иногда был объектом медвежьей травли — популярной у английского народа забавы. Черты медведя придавали даже людям: лохматые волосы и борода, яростное выражение лица и мощное телосложение. Все вместе производило то впечатление, которое нужно.

В России ни в XVIII, ни в XIX веке никакого русского медведя не существовало. Французская мягкая сила культуры прекрасно воздействовала на умы наших просвещенных предков. Они писали письма о превосходстве католической веры над православной, «стыдились славянства» и создавали кружки любителей Франции, обсуждая в них революцию, конституцию и другие прогрессивные вещи, которых так недостает России. 

Примеривать на себя образ неуклюжего дикого зверя у нас даже и не думали. Англичане успешно насадили его у других иностранцев, но колонизация русского сознания подобным варварским способом им не давалась. По крайней мере она не работала на людях, ведущих свои родословные от старинных князей, воевод или даже людей попроще, выслуживших дворянство у русского императора. Возможно, те люди знали себе цену. Особенно те из них, кто владел науками и языками не хуже, а то и лучше создателей картинок с противными медведями.

В XX веке люди, не представлявшие себя с клыками и плохим запахом, куда-то пропали. Русского медведя уже тиражировали не только лондонские типографии, но и американские. С появлением кино и массовой культуры этот зверь расправил плечи и явил себя миру в полной красе — как в буквальном смысле, так и косвенно, когда те или иные черты дикого животного придавали русским персонажам. Об этом тоже можно не распространяться, ведь каждый из нас является живым свидетелем явления. 

Итак. Буфер в виде старого образованного класса пропал. За неимением собственной конкурентоспособной поп-культуры СССР начал усваивать интернационародную. Кажется, это государство так и было задумано, правда? «С интернационалом воспрянет род людской!». Правда оказалось, что интернационал — это не стройные ряды рабочей интеллигенции, а авторы сюжетов Коламбии пикчерз и Нетфликса. Но до этого уже никому не было дела. Американское кино смотреть интереснее советского. Ну а то, что в нем попадаются мифические «русские бандиты», расовые карикатуры и другие злодеи — можно терпеть. Или не обращать внимания. Или взять на вооружение метод «Да, мы действительно такие — и это хорошо». На нем и остановимся. Потому что такой способ самозащиты имеет очень интересные последствия.

Медведя начали принимать. Принимать вместе с кино и всем валом чужого мнения. То есть случился тот самый colonialism moment, который мы описали в прошлой статье. От невинного казенного олимпийского мишки до вполне народных картинок с яростными русскими медведями, грозящими Западу, is but a step. 

При этом по-прежнему наиболее образованные люди в России не спешат изображать себя в виде медведей, а государство-грозного-медведя считают не своим и неправильным. Мы не найдем университетского издания, на обложке которого русский mishka разрывает лапами украинский учебник истории. Ничего в таком духе не имеет популярности. Напротив, если мы взглянем в места попроще, то найдем там картинки, на которых русский медведь наказывает своих врагов самыми разнообразными методами. Мы воздержимся от того, чтобы проиллюстрировать последнее утверждение.

По итогу общественного и культурного преображения России мы имеем медвежий образ, который части общества пришелся вполне по душе, части безразличен, части неприятен. Общественная иерархия  этого тоже довольно прозрачна. Исключения есть, не будем спорить. Но они незначительны и ими можно пренебречь. Что самое забавное (автор говорит это безо всякого удовольствия), пресловутую «западную пропаганду» охотнее всех в нашей стране принял именно тот народ, который сейчас объявлен носителем противозападных ценностей.

Едва ли возможно превратить настолько невыгодный образ как русский медведь в оружие против его создателей. Скорее оно выстрелит попытавшемуся им воспользоваться прямо в лицо. Взять и заставить людей по всему свету забыть культурное наследие возрастом в два века непосильно никому. А это медвежье наследие говорит совсем не о том, что Россия круто.

Автору очень интересно, пришло ли в голову читателю кое-что более актуальное, пока он впитывал информацию о русском медведе. Новейший зверский образ, связанный с войной и пропагандой. Образ, который у одних вызывает гнев, у других поднятие брови, а у третьих смех. Да, да, мы говорим об орках. Кстати, их тоже уже начали принимать и примерять на себя. Как и в случае с медведем, такое принятие идет не сверху, а снизу. Каналы в телеграме и паблики попроще распространяют картинки с бравыми орками в русской военной форме. «Да, это мы» — говорят они — «а что?». 

Лицо патриотизма может быть и таким

В этом случае принятие происходит с феноменальной скоростью. Не будем загадывать, мы не знаем, насколько далеко оно зайдет. Все же орк — это более отрицательный персонаж, чем медведь. У него меньше шансов стать привлекательной метафорой. Тем не менее, явления очень схожи. Настолько же схожи как разные сезоны одного и того же телешоу.

Как перестать потреблять это шоу и начать смотреть на себя не чужими, а собственными глазами? Конечно, рецептов мы давать не можем. Хотя… в этом месте автор возьмет на себя смелость сделать пару утверждений. Во-первых, пока рано говорить о собственной оптике. Для нее не подготовлена почва. Для начала стоит обратить внимание на то, что проблема колонизации нашего сознания чужими образами вообще имеет место. Что она в принципе существует. С этим согласятся не все, и найдется достаточно совсем неглупых людей, которые будут готовы спорить с нами. Во-вторых, не стоит пренебрегать наработками идейных деколонизаторов из академической среды. У них другие цели, нежели у нас, но их инструменты и методы могут пригодиться. Пользоваться ими следует с осторожностью. Высок риск превратиться в нелепых крикунов, которые бегают по кругу, повторяя глупости о вечном противостоянии России и Запада. 

По мнению автора этой статьи, деколонизация должна начаться (и начнется, если этому суждено случиться) именно на университетских кафедрах. Это будет долгий процесс, поначалу малозаметный. Довольно скучный для внешнего наблюдателя. Результаты появятся не скоро. Но можно быть уверенными в том, что если все делать правильно, то будет и успех. Ведь левым, вооруженным деколониальной идеей в США, хватило всего века чтобы довести нацию от новости о победе коммунистов до идеи о том, что превосходству белого держиморды необходимо положить конец.

Задонать своей кибердиаспоре
И получи +14 баллов социального рейтинга!