Инцидент Дзета Ретикули — Local Crew

Инцидент Дзета Ретикули

Бездна Плакаты

​Что вы себе представляете, когда слышите фразу «Дзета Ретикули»? Наверное, ничего. Но что вы представите, когда услышите «планета земного типа»? Скорее всего, вы подумаете о невероятных инопланетных пейзажах, о разумных существах, которые населяют эти просторы, о возможном первом контакте с этой цивилизацией, который случится когда-то в будущем, когда нас уже не будет в живых.

А что, если контакт уже случился, и мы знаем координаты обитаемых систем?

Мы несколько недель переводили материал журнала Astronomy, рисовали обложку, выверенную до мелочей, а также обратились за помощью к редактору с техническим бекграундом, чтобы в итоге опубликовать самую правдивую историю о контакте с внеземной цивилизацией из всех, что вы когда-либо видели.

А перед тем, как вы приступите к чтению, мы рекомендуем посмотреть подкаст Джо Рогана с Бобом Лазаром, где тоже поднимается тема Дзета Ретикули:

***

Пара тусклых звезд, расположенных в 220 триллионах миль от Земли, предположительно является «домашней базой» разумных инопланетян, которые якобы посещали Землю в 1961 году. Эта гипотеза основана на странной, почти причудливой серии событий, в которой смешались астрономические исследования, гипноз, амнезия и инопланетные гуманоиды.

Эти звезды известны как Дзета 1 и Дзета 2 Сетки, вместе именуемые просто Дзета Сетки (Дзета Ретикули). Обе они относятся к звездам пятой звёздной величины, едва видимы невооруженным глазом и расположены в малоизвестном южном созвездии Сетка. Его положение на южном звездном небе делает Дзету Сетки невидимой для наблюдателей, живущих севернее Мехико или Мумбаи.

Загадочный случай, который мы назвали «Инцидентом Дзета Сетки», выглядит так, будто он сошел прямиком со страниц одной из тех жёлтых газетёнок об НЛО и паранормальных явлениях, что продаются в любом супермаркете. Но эта статья – нечто гораздо большее, чем просто пересказ знаменитого инцидента с НЛО; это настоящая астрономическая детективная история, которая порой будет проходить по размытой грани, отделяющей науку от вымысла.

Все началось так:

19 сентября 1961 года. Бетти и Барни Хилл, Нью-Гэмпширская пара средних лет, едут домой после небольшого отпуска в Канаде. На улице темно, и только Луна со звёздами освещают лесистый пейзаж по обочинам трассы U.S. Route 3. У них пробуждается любопытство, когда они замечают яркую «звезду», которая движется по необычной траектории. Они останавливаются, чтобы получше ее рассмотреть, и при приближении различают дискообразную форму объекта.

Барни хватает бинокль с сиденья и выходит из машины. Он отходит в поле, чтобы взглянуть поближе, наводит фокус и ясно видит объект в деталях. У него есть окна, и за этими окнами прямо на него смотрят … гуманоиды! В ужасе Барни пятится обратно в машину, судорожно переключает передачу и уносится прочь. Но по какой-то неведомой причине он в итоге сворачивает по обочину, где стоят пятеро гуманоидов.

Гуманоиды с легкостью забирают на космический корабль Бетти и Барни, которые, по всей видимости, уже были неспособны контролировать свои действия. Внутри им устраивают полный медосмотр, и один из гуманоидов общается с Бетти. По окончании осмотра она спрашивает его, откуда они прибыли. В ответ он показывает ей трехмерную карту с точками и линиями разных размеров. «Где на карте вы?» — спрашивает у Бетти гуманоид. Она не знает, поэтому они меняют тему разговора.

Бетти и Барни возвращают целыми и невредимыми в их машину. Им говорят, что они забудут ту часть произошедшего, где их похитили. Корабль поднимается, а затем уносится из виду. Пара продолжает свое путешествие домой, забывая о похищении.

Но Хиллов беспокоят необъяснимые тревожные сновидения о тех двух часах поездки, которых они не досчитались по прибытию. Бетти, соцработник, спрашивает совета у знакомого психиатра. Он говорит, что в течение следующих нескольких месяцев воспоминания о пережитом постепенно восстановятся – но этого так и не происходит. Спустя два года после инцидента пара по-прежнему обеспокоена отсутствующими в памяти двумя часами жизни, вдобавок к этому у Барни обостряется язва. Им рекомендуют опытного бостонского психотерапевта Бенджамина Саймона, и после нескольких месяцев еженедельных сеансов гипноза вырисовывается полная картина произошедшего той ночью 1961 года. Вскоре после этого группа уфологов передает прессе слегка искаженную версию всей этой истории, и она становится сенсацией. Хиллы с неохотой раскрывают все подробности.

Бетти и Барни Хилл

Можем ли мы серьезно относиться к этому драматическому сценарию? Действительно ли имел место этот невероятный контакт с инопланетянами, или это была всего лишь какая-то коллективная галлюцинация, которая затронула и Барни, и Бетти Хилл? Полное описание психиатрической экспертизы, откуда взяты некоторые подробности произошедших событий, содержится в книге Джона Дж. Фуллера «Прерванное путешествие» (Dial Press, 1966). В ней ясно говорится, что после обширной психиатрической экспертизы Саймон пришел к выводу, что Хиллы не выдумали эту историю. Наиболее вероятные объяснения произошедшего: (а) всё действительно случилось на самом деле, или (б) история является неверным толкованием и искаженным восприятием какого-либо реального события.

Естественно, есть и множество других случаев предполагаемых похищений людей жуткими внеземными гуманоидами. Уникальный аспект похищения Хиллов заключается в том, что фактически они ничего не помнили об инциденте.

Заинтересовавшись опытом Хиллов, Дж. Аллен Хайнек, заведующий кафедрой астрономии Северо-Западного университета, решил провести собственное расследование. Хайнек описывает, как Хиллы вспоминали подробности их встречи с внеземным, в своей книге «Опыт НЛО» (Henry Regnery Company, 1972):

«При многократных сеансах гипноза они независимо друг от друга показали то, что предположительно произошло. Две истории в значительной степени сходились в деталях, хотя ни Бетти, ни Барни не рассказывали друг другу о том, что говорили под гипнозом, еще долгое время. Под гипнозом они утверждали, что их взяли на борт по отдельности, обращались с ними хорошо – примерно, как ученые обращаются с лабораторными животными – а затем отпустили, дав гипнотическую установку на то, что впоследствии они не вспомнят ничего из произошедшего. Предположительно именно эта внушение и несет ответственность за их амнезию, которую удалось сломать только контргипнозом».

Ряд ученых, включая самого Хайнека, подробно обсуждали этот инцидент с Барни и Бетти Хилл и допрашивали их под гипнозом. Они согласны с Саймоном в том, что нет никаких очевидных доказательств явной выдумки или лжи в их истории. Можно также задаться вопросом, что подобная мистификация могла бы дать Бетти, магистру в области социальной работы и руководителю Нью-Гемпширского Департамента соцобеспечения, и Барни, который на тот момент был председателем Комиссии по гражданским правам Нью-Гемпшира? Хотя Хиллы и не потеряли свои должности, несколько причастных к происходящему персон лишились работы из-за столь «необычной» огласки.

Стентон Т. Фридман, физик-ядерщик и единственный в стране космический ученый, посвятивший все свое время исследованию феномена НЛО, провел много часов в беседах с Хиллами. «Ни при каких обстоятельствах знавшие их люди не могли бы посчитать, что они сошли с ума», — подчеркивал он.

В общем, произошедшее оставалось очень увлекательной историей, несмотря на отсутствие весомых доказательств того, что это случилось на самом деле. Так продолжалось до 1966 года, пока об инциденте не узнала Марджори Фиш, школьный учитель из Огайо, астроном-любитель и член Mensa. Она задалась вопросом, могут ли объекты, изображенные на карте, которую Бетти Хилл предположительно увидела внутри летающей тарелки, представлять собой некое реальное скопление небесных объектов. Чтобы получить больше информации по карте, она решила навестить Бетти Хилл летом 1969 года (Барни Хилл умер в начале 1969 года). Вот что госпожа Фиш рассказала об этой встрече:

«4 августа 1969 года Бетти Хилл обсудила со мной ту звездную карту. Бетти объяснила, что нарисовала ее в 1964 году в состоянии постгипнотического внушения. Карта могла быть нарисована, только если бы она запомнила ее в мельчайших деталях, но, поскольку Бетти вообще не обращала внимания на то, что рисовали ее руки – карта воспроизведена в технике автоматического рисования. Данный способ используется, чтобы получить подавленный психикой или забытый материал, и может привести к необычайной точности результатов. Она сделала две помарки, это свидетельствует о том, что частично процесс создания рисунка контролировался сознанием.

Бетти описывала карту как трехмерную, как будто она смотрела в окно. Звезды были цветными и светились. Материал карты был плоским и тонким, не было видно линзовидных линий, характерных для наших трехмерных моделей. Во время просмотра Бетти не меняла свою позицию, поэтому мы не можем точно сказать, давала карта одинаковое трехмерное изображение с разных точек наблюдения, или же была полностью трехмерной. По оценкам Бетти карта была приблизительно три фута в ширину и два фута в высоту, а рисунок покрывал большую часть карты. Она стояла примерно в трех футах от нее. Бетти сказала, что на карте было множество других звезд, но она смогла отчётливо запомнить только самые яркие, соединенные линиями и с небольшим отличительным треугольником слева. Не было никакой концентрации звезд, которая могла бы указать на Млечный Путь (галактическую плоскость), из чего следовало, что если карта изображала реальные объекты, то, вероятно, содержала в себе только местные звезды. Сетки из направляющих не было»

Рисунок Бетти Хилл

Теперь у вас есть достаточно справочных материалов об инциденте Хиллов. (Если вам нужно больше подробностей о случившемся – почитайте книгу «The Interrupted Journey» J.Fuller). На секунду мы оставим Марджори Фиш, анализирующую репродукцию инопланетной карты Бетти Хилл, в 1969 году. Есть еще один важный аспект, который мы должны обсудить, прежде чем сможем адекватно оценивать карту. В отличие от вышеописанных паранормальных событий, остальное – чистая астрономия.

Согласно самым свежим звездным каталогам, в радиусе 55 световых лет от Солнца находится около 1000 известных звезд.

На что похожи эти другие звезды? Изучение каталогов показывает, что большинство из них – слабые звезды с относительно низкой температурой – такой класс звезд астрономы называют звездами главной последовательности. Солнце является звездой главной последовательности наряду с большинством остальных звезд в нашей части Млечного Пути.

Типичные звезды-гиганты – Арктур и Капелла. Антарес и Бетельгейзе являются членами очень редкого класса супергигантов. На другом конце шкалы размеров и яркости находятся белые карлики, звездные огарки – остатки когда-то сверкавших солнц. Прекрасным примером является белый карлик Сириус B, спутник блестящего Сириус А, который можно увидеть в созвездии Большого Пса (большинство «звездных остатков» – это белые карлики 11-й величины или довольно шумные пульсары. Или черные дыры). По причинам, которые скоро станут Вам ясны, мы можем исключить эти классы звезд из нашего обсуждения и сосредоточиться на звездах главной последовательности, чьи характеристики приведены в таблице ниже.

Буквы спектрального класса являются частью системы звездной «дактилоскопии», которая определяет температуру звезды главной последовательности и дает представление о ее массе и яркости. Самые горячие, самые яркие и массивные звезды главной последовательности (за редким исключением в виде классов O и B, которые ещё горячее, ярче и больше) – это звезды класса А. Самые тусклые, холодные и наименее массивные звёзды принадлежат к классу М (их часто называют красными карликами, и они являются одними из самых распространенных во Вселенной).

Каждый класс подразделяется на 10 подкатегорий. Например, звезда А0 горячее, ярче и больше, чем звезда А1, которая находится выше в списке, чем А2 и т. д. вплоть до А9.

Эта таблица даёт множество дополнительной информации и показывает, как немного более горячая и массивная звезда оказывается гораздо более светящейся, чем Солнце, звезда класса G2. Но яркие звезды платят высокую цену за свое великолепие. Чтобы излучать огромное количество света и тепла, требуется безумно много звездного топлива. Наказанием за красоту является короткая жизнь звезды главной последовательности. И наоборот, неприметные, прохладные звезды М-класса будут оставаться на небосводе, чтобы стать свидетелями конца Вселенной – что бы это ни было. (Срок жизни этих звезд может исчисляться триллионами лет, хоть они и могут вскоре остыть до синих карликов, которых еще даже не существует.) Имея все эти факты под рукой, мы теперь готовы разобраться с первой частью нашего детектива.

Предположим, что мы хотим составить свою собственную карту для путешествия к звездам. Мы ограничимся радиусом в 55 световых лет, описанным в подробных звездных каталогах. Целью поездки будет поиск разумной жизни на планетах, которые могут находиться на орбитах этих звезд. Очевидно, нам бы хотелось включить в маршрут каждую звезду, у которой, вероятно, имеется пригодная для жизни планета, вращающаяся вокруг нее. Сколько из этой тысячи с копейками звезд мы бы включили в такое путешествие, и в каком направлении полетим? (Сейчас мы забудем о проблеме создания космического корабля, способного доставить нас к этим звездам, и будем считать, что у нас уже есть какое-то транспортное средство, которое легко доставит нас куда угодно). Мы не захотим тратить наше время и силы – мы хотим идти только к тем звездам, которые с большой вероятностью будут иметь планеты с развитыми формами жизни. Похоже, задачка подвернулась сложная. И как вообще определить, у каких именно звезды могут быть нужные нам планеты?!

Первым правилом будет ограничение себя поисками жизни в той форме, какой мы ее знаем, жизни, с которой мы знакомы здесь, на Земле – жизни на основе углерода. Писатели научной фантастики очень любят описывать формы жизни, основанные на химических системах, невоспроизводимых на Земле – такие, как жизнь на основе кремния, или молекулы гидроксида аммония вместо углерода. Но в данный момент эти формы жизни – просто фантазии, у нас нет доказательств того, что они вообще возможны. Поскольку мы даже не знаем, как они могут выглядеть – если они там есть – то мы обязательно должны ограничить наш поиск той жизнью, которую способны понять.

Интересующий нас вид жизни, скорее всего, будет развиваться на планете, имеющей стабильный температурный режим. Она должна находиться на определенном расстоянии от своего солнца, чтобы вода не замерзала и не закипала. Планета должна быть соответствующего размера, чтобы ее гравитация не удерживала слишком много атмосферы (как Юпитер) или напротив, слишком мало (как Марс). Но основной составляющей для зарождения жизни на планете является ее звезда. И ее звезда — единственное, что мы можем изучать, поскольку планеты других звезд слишком тусклые, чтобы их можно было обнаружить напрямую. Можно подвести следующий итог: звезда должна быть похожа на Солнце.

Диаграмма Герцшпрунга-Рассела

Звезды главной последовательности в основном стабильны на протяжении долгого времени. Из диаграммы следует, что звёзды спектрального класса G в среднем имеют 10 миллиардов лет стабильной жизни (наше Солнце, фактически звезда класса G2V, проживёт чуть дольше, 11 миллиардов лет). Мы уже пропустили примерно 5 миллиардов лет от этого периода, поэтому мы можем рассчитывать на неизменность Солнца (вообще-то оно станет даже чуть ярче) еще на шесть миллиардов лет. Звезды класса F4 или выше имеют стабильные периоды горения менее 3,5 миллиардов лет. Их следует немедленно исключить.

У таких звезд не может быть планет с разумной жизнью, потому что, по крайней мере, исходя из нашего земного опыта, этого времени банально недостаточно, чтобы позволить развиться на сухопутных участках планеты высокоразвитым биологическим системам (разумная жизнь вполне может возникнуть в водной среде и быстрее, но давайте забудем об этой вероятности, поскольку у нас еще не было осмысленных диалогов даже с дельфинами – высокоразвитыми разумными существами с нашей планеты!). Но, конечно, мы можем заблуждаться в оценках времени развития жизни. Есть еще одна, более веская причина для исключения звезд класса F4 и ярче.

До сих пор мы предполагали, что все звезды имеют планеты, как и наше Солнце. Тем не менее спектроскопические исследования звезд класса F4 и ярче показывают, что большинство из них на самом деле обладают критично важным отличием от нашего Солнца – это быстро вращающиеся звезды. Период вращения Солнца составляет примерно один оборот в месяц, но 60 процентов звезд в диапазоне от FO до F4 вращаются намного, намного быстрее. И почти все звезды класса А тоже крутятся волчком. Из недавних исследований звёздной эволюции мы узнаём, что медленно вращающиеся, по типу Солнца, звезды вращаются так неспешно потому, что у них есть планеты. По-видимому, формирование планетарной системы отнимает у звёзд большую часть вращательного момента (потому что угловой момент всей солнечной системы, образованной из межзвёздного газа и обломков – должен сохраняться … можно провести аналогию с фигуристом, который крутится с вытянутыми руками и прижимает их к корпусу, чтобы ускорить своё вращение. Для звезды с планетами момент импульса распространяется на, собственно, и звезду, и её планеты. В системе без планет угловой момент будет сохраняться в самой звезде, приводя к более быстрому вращению).

Таким образом, мы исключаем звезды класса F4 и выше по двум причинам:

1. Большинство из них слишком быстро вращаются и, по всей видимости, лишены планет;

2. Продолжительность их стабильной жизни слишком мала, для развития высокоорганизованных организмов.

Другой проблемной средой для высших форм жизни являются множественные звёздные системы. Примерно половина всех звезд рождается парами или небольшими группами из трех и более. Наше Солнце могло быть частью системы двойной звезды, ведь если бы Юпитер был в 80 раз больше, то был бы красным карликом М6. Если звезды двойной системы находятся достаточно далеко друг от друга, то для планет с жизнью особых проблем не будет (см. «Planet of the Double Sun», сентябрь 1974 г.). Но звезды, находящиеся на достаточно близких или высокоэллиптических орбитах, будут поочередно то зажаривать, то замораживать свои планеты. В довесок к этому, у таких планет скорее всего еще и орбиты будут нестабильными. Поскольку для нашей миссии такие места являются потенциально проблемными, мы исключим все близкие и относительно близкие множественные звёздные системы.

Дальнейшее отсеивание необходимо производить уже по каталогам. В них некоторые практически безупречные звезды помечены как «переменные». Это означает, что астрономы засекли флуктуации в светимости звезды, по крайней мере, на несколько процентов. Колебание светимости Солнца на один процент будет нас очень раздражать, большее – вызовет климатическую катастрофу. Может ли разумная жизнь развиться в таких условиях, если предположить, что планета пригодна для обитания? Маловероятно. Мы вынуждены вычеркнуть все подтверждённые или потенциальные переменные звезды.

У нас до сих пор остаются несколько звезд класса F, довольно много звезд класса G и просто куча карликов K и M. К сожалению, большинство объектов класса K и весь класс M выбывают. Давайте выясним, почему.

Скорее всего у таких звёзд есть планеты. Собственно говоря, одна звезда М — известная как звезда Барнарда – почти наверняка имеет хотя бы одну, а возможно, две или три планеты размером с Юпитер. Питер Ван де Камп из обсерватории Спроула в Свартмор-колледже, Пенсильвания, наблюдал за звездой Барнарда более трех десятилетий и убежден, что «пошатывающееся» движение этой звезды происходит из-за возмущений (гравитационного «притяжения и отталкивания»), вызванных невидимыми с помощью телескопа планетами. (Планеты размером с Землю таким образом обнаружить не получится.)

Но планеты звёзд класса M и класса K ниже K4 имеют два серьезных недостатка, которые фактически исключают вероятность жизни. Во-первых, эти звезды жарят свои планеты случайными смертоносными радиоактивными вспышками, извергаемыми звездой. Вспышки имеют такую ​​же интенсивность, как и у нашего Солнца, но подобный масштаб вспышки на крохотной звезде будет означать катастрофу для планеты, которая находится, скажем, в 30 миллионах миль. Проблема заключается в том, что планеты должны быть довольно близко к звезде, чтобы получать достаточно тепла от этих хилых солнц. Если они находятся дальше, то на них есть только замерзшие океаны и никакой жизни.

Близкие орбиты потенциально «землеподобных» планет у M и слабых K-звезд создают вторую дилемму – приливный захват. Пример такого захвата прямо у нас под боком: Луна из-за своей близости к Земле сильно подвержена влиянию приливных сил нашей планеты. Когда-то давным-давно наш спутник перестал вращаться, и теперь одна его сторона постоянно обращена к Земле. Те же принципы применимы к планетам маленьких звезд, которые в противном случае были бы как раз на нужном расстоянии для умеренных температур. Если еще не наступила полная остановка вращения, то, по крайней мере, его замедление сделает дни и ночи невероятно долгими (о чем в нашей солнечной системе свидетельствует Меркурий).

Какие звезды остались после всех этапов отсеивания? Остаются все звезды классов G, от F5 до F9 и от K0 до L4. Стивен Доул из Rand Corporation произвёл детальное изучение звезд в данном диапазоне и предложил также исключить звезды классов F5, F6 и F7, потому что они раздуваются до красных гигантов прежде, чем им исполнится пять миллиардов лет. Доул считает, что этого времени слишком мало для полного развития разумных видов. Нужно признать, что эти расчеты основаны на единственном примере разумной жизни – нас. Но хоть выборка и невелика — это единственный пример, который у нас есть. Доул полагает, что звезды классов K2, K3 и K4 также являются плохой перспективой из-за их малой мощности излучения и, следовательно, ограниченной зоны комфортных условий существования планет, подобных Земле.

Принимая дальнейшее урезание списка Доулом, мы останавливаемся на одиночных, непеременных звездах классов от F8 до K1, включая все звёзды типа G. Так что же у нас остаётся?

46 звёзд.

Ну что, теперь мы готовы планировать наше путешествие. Совершенно очевидно, что Тау Кита – наша первая цель. После этого выбор уже затрудняется. Мы не можем подлетать к каждой звезде по порядку, иначе мы будем метаться по всему небу. Это что-то вроде вдумчивого планирования поездки в отпуск. Допустим, мы стартуем из Сент-Луиса и хотим побывать во всех крупных городах в радиусе 1000 миль. Если мы поедем на запад, то всё, что мы сможем посетить — это Канзас-Сити и Денвер. Но северо-восток — это целая россыпь мегаполисов: Чикаго, Детройт, Кливленд, Питтсбург, Филадельфия, Нью-Йорк и многие другие. Подобный принцип применим и к планированию наших межзвездных исследований. Наш маршрут через все 46 звезд-кандидатов имеет скопление объектов поиска в направлении созвездий Кита и Эридана. Хотя этот участок занимает всего 13 процентов от всего неба, он содержит 15 из 46 звезд, или 33 процента от общего количества. К счастью, Тау Кита входит в эту группу, поэтому в ее направлении мы и должны двигаться (по аналогии с ездой на северо-восток от Сент-Луиса). Если мы рассчитываем посетить некоторые из этих звезд солнечного типа и затем вернуться на Землю, то должны постараться найти кратчайшее расстояние между остановками. Бессистемно скакать от одной звезды к другой было бы напрасной тратой времени на экспедицию.

Схема, показывающая расположение звёзд, предположительно входящих в «галактический торговый путь»

Теперь мы готовы вернуться к карте, нарисованной Бетти Хилл. Марджори Фиш пришла к выводу, что, если звезды на карте Хилл соответствуют расположению реальных звезд – возможно, что-то вроде аналога той, которую только что разработали мы, только с точки зрения инопланетян – можно попытаться определить точное происхождение предполагаемых космических путешественников. Полагая, что две звезды на переднем плане карты Хилл являются «базовыми» звездами (наше Солнце как одиночную звезду мы исключаем сразу), она решила попробовать определить местонахождение всей нарисованной схемы. Фиш предположила, что карта Бетти содержала только ключевые звезды, поскольку при отдалении точки наблюдения до пределов, которые позволили бы отметить на карте одновременно «нас» и родину инопланетных гостей – голографическая карта выглядела бы совершенно иначе.

Давайте предположим, просто в качестве упражнения по астрономии, что карта показывает и наше Солнце, и звезду, которая является «Солнцем» для гуманоидов. Мы примем контакт с Хиллами за чистую монету и посмотрим, к чему это приведет.

Поскольку инопланетяне были описаны как «гуманоиды» и не испытывали на нашей планете каких-либо очевидных неудобств, их родная планета должна быть в целом похожа на нашу. У них должен быть сходный состав атмосферы, потому что Хиллы внутри летающей тарелки дышали без проблем, а пришельцы визуально не пользовались какими-либо защитными приспособлениями. И поскольку мы предполагаем, что их биология схожа с нашей, то их планета должна иметь такой же температурный режим, что и Земля (хотя Бетти и Барни говорили, что на корабле было неприятно холодно). В сущности, мы предполагаем, что их родная планета должна быть крайне землеподобной. Исходя из того, что мы обсуждали ранее, их солнце попало бы в наш список, если бы находилось в пределах 55 световых лет от нас.

Линии на карте, если верить Бетти Хилл, описывались самими пришельцами как «торговые пути» или «места, которые иногда посещали», а пунктирные линии – как «экспедиции». Любая интерпретация карты Бетти должна сохранять логику этих маршрутов (то есть линии будут соединять звезды, которые стоит посетить).

Помня обо всем этом, Марджори Фиш сконструировала несколько трехмерных моделей окрестностей солнечной системы в надежде обнаружить закономерность на карте Хилл. Используя бусины, висящие на нитках, она кропотливо воссоздавала нашу звездную среду. С августа 1968 года по февраль 1973 года она натягивала бусины, проверяла данные, искала и снова проверяла. Одно подозрительное совпадение, обнаруженное в конце 1968 года, оказалось почти идеальным соответствием карте, как только поступили новые данные из подробного издания Каталога Ближайших Звезд 1969 года. (Этот каталог часто называют «каталогом Глизе» по имени его основного автора, Вильгельма Глизе).

Следующая таблица отображает все известные звёзды в радиусе 54 световых лет, одиночные либо в составе обширных мультизвёздных систем. У них отсутствуют какие-либо известные отклонения от установленных нами норм, светимость их всех составляет от 0,4 до 2,0 солнечной. Это значит, что вокруг любой из них может вращаться планета, в целом идентичная Земле (информация из Каталога Глизе 1969).

На иллюстрациях ниже сравниваются обнаруженная Марджори Фиш группа из 16 звезд и нарисованная Бетти Хилл карта. Если некоторые из названий звезд на карте Фиш кажутся вам знакомыми – так и должно быть. 10 из 16 звезд принадлежат к той небольшой группе, которую мы ранее определили, исходя из наиболее логичного направления для межзвездных исследований с Земли. Если продолжить рассматривать карту Хилл как достоверную, лучевая схема «торговых путей» подразумевает, что Дзета 1 и Дзета 2 Сетки являются «хабом» для инопланетных исследований или, в контексте инцидента, базой пришельцев. Солнце находится в конце одного из предположительно регулярных торговых путей.

Пара звезд, составляющих Дзета Сетки, находится практически в центре скопления звезд солнечного типа, которое так нас привлекло, когда мы логически планировали межзвездное путешествие. Далее мы обнаруживаем, что за исключением двух звёзд, все остальные объекты со схемы Фиш находятся в таблице ближайших солнцеподобных звёзд. Этими двумя звездами являются Тау 1 Эридана (звезда F6) и Глизе 86.1 (K2), и они, соответственно, чуть-чуть выше и ниже экстремумов, к которым мы пришли ранее. Одна звезда, которая должна быть там (Дзета Тукана), отсутствует на схеме, вероятно, потому что под таким углом обзора она находится позади Дзета 1 Сетки.

Подводим итоги:

  1. Паттерн, обнаруженный Марджори Фиш, имеет необычайное сходство с картой, нарисованной Бетти Хилл;
  2. На ней отмечены основном те звёзды, которые мы бы посетили, если бы отправлялись в экспедицию от Зета Ретикули, и…
  3. …У межзвёздных маршрутов есть определенная логика.

Уолтер Митчелл, профессор астрономии Университета штата Огайо в Колумбусе, подробно рассмотрел предоставленную Марджори Фиш интерпретацию карты Бетти Хилл и заключил: «Чем больше я ее изучаю, тем больше меня впечатляет уровень астрономических знаний, использующихся в работе Марджори Фиш».

Во время изучения карты Митчелл и некоторые из его учеников вносили в компьютер информацию о позициях сотен близлежащих звезд и с помощью катодно-лучевой трубки получали различные космические модели. Они дали команду компьютеру поместить точку наблюдения за Дзета Сетки и по направлению к Солнцу. С этой позиции полученная Марджори Фиш карта дублировалась практически без изменений. Митчелл отметил важный и ранее неизвестный факт, впервые отмеченный госпожой Фиш: звезды на карте расположены почти в плоскости; они заполняют космическое пространство в форме колеса, которая делает прыжки от одной звезды к другой легкими и логичными – и это то, что подразумевается под картой, которую якобы видела Бетти Хилл.

«В интерпретации карты Бетти Хилл, сделанной Марждори Фиш, мне не к чему придраться», – говорит Дэвид Р. Сондерс, эксперт по статистике Центра производственных отношений Чикагского университета. Используя различные статистические доказательства, он пришел к выводу, что шансы найти подходящую для жизни планету между 16 звездами определенного спектрального типа, среди тысяч с лишним звезд, ближайших к Солнцу, составляют «не менее 1000 к 1».

«Существует шанс около 10 000 к 1, что случайная конфигурация звёзд идеально подойдёт к карте Бетти Хилл», – сообщает Сондерс. «Но звездное скопление, идентифицированное Марджори Фиш, совпадает не совсем идеально, следовательно, шансы уменьшаются примерно до 1000 к 1. То есть, на 1000 существует один шанс того, что в объеме пространства, который мы обсуждаем, возникнет наблюдаемая степень конгруэнтности».

«В большинстве областей исследований, где используются подобные статистические методы, такая степень соответствия довольно убедительна», – заключает он.

Сондерс, создавший монументальный компьютеризированный каталог с более чем 60 000 случаев наблюдения НЛО, говорит, что случай Хиллов сам по себе не уникален – существуют и другие известные эпизоды предполагаемого общения с инопланетянами. Но ни в одном другом зарегистрированном случае не упоминались никакие карты.

Марк Стеггерт из Координационного центра космических исследований Университета Питтсбурга разработал компьютерную программу, названную им PAR (Perspective Alteration Routine), которая способна определять внешний вид разных областей звёздного пространства с различных точек обзора.

«Я был заинтригован громким заявлением Марджори Фиш о том, что она сумела определить реальную звёздную систему для предполагаемой карты Бетти Хилл. Я скептически относился к тому, что подобные физические модели могут быть использованы для решения астрометрических задач», – говорит Стеггерт.

«К своему удивлению, я обнаружил, что звёздная система, воспроизведенная моей программой, близко соответствовала данным Марджори Фиш».

После нескольких прогонов он подтвердил позиции небесных объектов, определенные Марджори Фиш. «Мне удалось обнаружить потенциальные области ошибок, но никаких реальных ошибок», – заключает Стеггерт.

Стеггерт сосредоточился на, возможно, единственном камне преткновения в интерпретации Марджори Фиш: данные о некоторых звездах могут быть недостаточно точными, чтобы мы могли сделать окончательные выводы. Например, он говорит, что данные из каталога Смитсоновской астрофизической обсерватории, каталога обсерватории Королевского Астрономического Общества и Йельского каталога ярких звезд «имеют двухкратную разницу в оценке звёздных величин и, в случае со звездой Глизе 59, сорокапроцентную разницу в оценке расстояния до неё». По другим звездам данные из разных каталогов отличаются не так сильно, но довод Стеггерта достаточно весомый. Данные о некоторых звездах на карте просто недостаточно точны, чтобы что-либо утверждать однозначно (неточность в данных объясняет тот факт, что наблюдение большинства рассматриваемых звезд возможно только в плохо оборудованных обсерваториях южного полушария).

Используя информацию о тех же 15 звездах из каталога Королевской обсерватории (Annals # 5), Стеггерт сообщает, что модель получается отличной от интерпретации Фиш из-за различающихся данных, и наиболее отчетливо разница видна у Глизе 59. Каталог Глизе использует фотометрические, тригонометрические и спектральные параллаксы, и получает средние значения от всех трех после математической оценки каждого значения. «Существенные различия в данных каталогов – это то, что необходимо преодолеть», – говорит Стеггерт. «Это должно быть следующим шагом в оценке карты».

Точку зрения Стеггерта разделяет Джеффри Л. Креч, студент бакалавриата, работающий под началом Дж. Аллена Хайнека в Северо-западном Университете в Эванстоне, Иллинойс. Как и Стеггерт, он тоже проверил схему Марджори Фиш и не обнаружил ошибок в ее работе. Однако Креч сообщает, что, когда он реконструировал схему, используя тригонометрические измерения расстояний вместо сводных измерений из каталога Глизе, то обнаружил значительные различия в данных, позволяющие переместить Глизе 95 выше линии между Глизе 86 и Тау 1 Эридана.

«Данные по некоторым звездам кажутся очень надежными, но часть звезд со схемы недостаточно изучена, и информация о них довольно противоречива», – говорит Креч. То обстоятельство, что эта схема плохо складывается при использовании данных из других источников, заставляет Креча и других задуматься над тем, что последует за более свежими наблюдениями. Станет ли совпадение более очевидным, или вся композиция исказится еще сильнее? Марджори Фиш знала о различиях в каталогах, но предположила, что каталог Глизе является наиболее надежным источником для использования.

Но является ли каталог Глизе лучшим доступным источником данных? По мнению нескольких астрономов, специализирующихся на звездных координатах, вероятно, так и есть. Питер Ван де Камп говорит: «Он (каталог Глизе) первоклассный. Нет ничего лучше». Он говорит, что каталог составлялся годами с заботой, опираясь на обширные исследования.

По словам Кайла Кадворта из обсерватории Йеркса, многие опубликованные тригонометрические параллаксы звезд, расположенных дальше 30 световых лет, не настолько точны, как могли бы быть. «Глизе добавил другие критерии, чтобы компенсировать и приуменьшить возможные ошибки», – говорит он.

Научный руководитель Военно-морской обсерватории США К. А. Странд является одним из ведущих мировых авторитетов в области звездных расстояний до ближайших звезд. Он считает, что каталог Глизе «является наиболее полным и всеобъемлющим из доступных источников».

Фрэнк Б. Солсбери из Университета Юты также изучил карты Хилл и Фиша. «Звёздный паттерн, обнаруженный Марджори Фиш, очень хорошо вписывается в карту, нарисованную Бетти Хилл. Это совпадение поразительно и заставляет серьезнее относиться к истории Хиллов», – говорит он. Солсбери – один из немногих ученых, который посвятил достаточно времени проблеме НЛО, написал книгу и несколько статей на эту тему. Будучи профессором в области физиологии растений, он неоднократно обращался к астрономии при изучении возможности существования биологических организмов на Марсе.

Солсбери настаивает на том, что, хоть психологические факторы и играют важную роль в феномене НЛО, история Хиллов действительно представляет собой одно из наиболее правдоподобных сообщений об этих невероятных событиях. Факт, что история и карта были обнаружены под гипнозом, является хороший доказательством того, что это действительно произошло. «Но это ОЧЕНЬ неоднозначное доказательство», – предупреждает он.

Развивая этот аспект инцидента, Марк Стеггерт предлагает следующее: «Я склонен подвергать сомнению способность Бетти под воздействием постгипнотического внушения продублировать звездный паттерн спустя целых два года после того, как она его увидела. Она упоминала, что на паттерне не было никаких лентикулярных линий. Кто-то должен (если это еще не сделано) провести эксперимент, чтобы посмотреть, насколько точно человек может вспомнить подобную модель после значительного периода времени. Стресс, в котором она находилась в то время, является еще одним фактором».

«Получение базовых данных с помощью гипнотических техник, возможно, не так оторвано от фактической реальности, как может показаться», – говорит Стентон Фридман. «Несколько полицейских департаментов по всей стране используют гипноз при опросе жертв изнасилований, чтобы получить описание нападавших – воспоминания, которые в противном случае оставались бы подавленным. Травма при таких обстоятельствах должна быть, в некотором смысле, сопоставима с инцидентом Хиллов».

Столкнулись ли мы с талантливой мистификацией?

«Весьма маловероятно», – говорит Солсбери, – и другие исследователи с ним согласны. Главный довод против версии о вымысле заключается в том, что данные из каталога Глизе были опубликованы в 1969 году, через пять лет после того, как Бетти Хилл нарисовала звездную карту. До 1969 года данные могли быть получены только в обсерваториях, проводящих исследования этих конкретных звезд. Астрономы зачастую не делятся результатами своих исследований – даже со своими коллегами – до того, как они появятся в печати. В общем, вся последовательность событий попросту «не пахнет» фальсификацией. Совпадение – возможно; обман – вряд-ли.

С чем в конечном итоге мы остаёмся? Существуют ли существа, населяющие планету Дзета 2 Сетки? Посещали ли они Землю в 1961 году? Карта указывает на то, что Солнечная система «посещалась время от времени». Что это значит? Изменят ли дальнейшие исследования и изучение звезд на карте их относительное положение, исказив, таким образом, всю конфигурацию до выхода за границы совпадения?

Тот факт, что весь эпизод строится вокруг карты, нарисованной при абсолютно ненормальных обстоятельствах, безусловно, мешает нам сделать твердое заключение. Экзобиологи едины во мнении, что вероятность наличия у нас соседей, настолько похожих на нас, и живущих настолько близко – исчезающе мала. Но в таком случае мы даже не знаем наверняка, есть ли вообще хоть кто-нибудь, хоть где-нибудь в космосе, несмотря на карту Хилл и заявления самых уважаемых ученых.

Единственный ответ – продолжать поиск. Когда-нибудь, возможно – скоро, мы всё узнаем.

***

Мы нуждаемся в вашей поддержке. Именно благодаря вам мы непрерывно заняты переводом и написанием новых материалов, делаем самые крутые обложки на свете и выплачиваем щедрые и стабильные гонорары всем авторам, которые к нам когда-либо писали.
Патреон, Бусти и другие сервисы.

 

я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти