Сколько золотников весит бургер?

Сколько золотников весит бургер?

Привет всем, кто читает это в 2024 году. Автор пишет вам из 2023 года. У нас в прошлом все хорошо. Только что отметили Рождество и готовимся к Новому году. Ведь на календаре 26 декабря. Не коситесь на дату над текстом — она не про церковь.

Довольно неудобно иметь два календаря, правда? Поэтому сейчас мы говорим, что празднуем Рождество 7 января, а не 25 декабря. Тогда как движуха с датами вокруг него обусловлена именно тем, что церковь не перешла на григорианский календарь, введенный коммунистами «чтобы было как у всех культурных народов Западной Европы». Ничего против этого календаря как такового автор конечно не имеет. Просто так вышло.

Но мы не будем мыть кости советской власти в этом выпуске. Она не первая и не последняя, кто менял стандарты и меры. Пускай у нее и были идеологические причины — даже это не оригинальная мотивация. Российские коммунисты всего лишь повторяли за старшими братьями из Франции. А вот Петр, знаете, не был левым. Тем не менее решил поменять календарь. Точнее просто сделать главным тот, который считает от Рождества, а не от Адама. Потому что все остальные ребята в Европе уже жили по нему. В России он тоже не был чужим — ведь от Рождества это христианское летоисчисление, о нем прекрасно знали. Зато люди перестали перемещаться между тысячелетиями, когда пересекали русскую границу. Ведь между юлианским и византийским календарями разница в целых 5508 лет. Еще и год по византийскому начинается 1 сентября (14 сентября по нашему современному счету). 

Представьте, как непросто было иностранным инженерам приспособиться ко всем отличиям. Едешь ты, значит, на вахту в Москву или Питер из своего Милана. А там и годы считают не так, и часов на циферблате 17, и меры, которые вроде бы похожи на твои родные, имеют другие значения. Впрочем, в последнем Россия не была уникальной. Меры длины и веса стали универсальными не так давно. В Европе были нормой небольшие расхождения.

И все равно неудобно. Или… без разницы? Давайте обратимся к реальности. Мы прямо сейчас, сегодня оперируем разными календарями. Пускай это делается всего раз в году на Рождество и старый Новый год. Но ведь ничего, все привыкли. В конце концов, важно ли быть вместе со всеми во всем и во всем быть одинаковыми? Отличаться приятно. 

Если отличия не создают реальных неудобств, то есть ли смысл их трогать? По крайней мере в наше время, когда ничего уже не нужно пересчитывать вручную. Любые даты и единицы конвертируются автоматически там где это нужно. Страны с дюймами и милями великолепно живут по соседству со странами с сантиметрами и километрами. На море от того что приходится считать в морских милях и узлах, кажется, судоходство тоже до сих пор не встало. 

Кстати, какая диагональ экрана у вашего телефона? Мы измеряем экраны в дюймах. Это не «официальная» единица и таких очень много. На кухне мы наливаем жидкости и насыпаем что-нибудь в стакан. Стаканами измеряют абсолютно везде, и сами стаканы не нормированы. Алкоголь мы считаем в бутылках и — которые совсем недавно были вполне формальной мерой объема жидкости. Как и ведра и трехлитровые банки. Да, трехлитровая банка, в которой ваша бабушка заготавливает всякие вкусности — это русская четверть. Четверть ведра, объем которого раньше формально равнялся 12 литрам. Таких мер в быту, в инженерии, строительстве и проч. сохранилось достаточно много. Или вот дюймы вернулись в Россию, их раньше использовали. 

Мы не задумываясь пользуемся смесью самых разных мер. И нам это ничуть не мешает. Наоборот — с точки зрения удобства «контекстные» меры иногда бывают лучше общих. Никто не измеряет шрифты в миллиметрах, их измеряют в пунктах. Высоту дома мы определяем по количеству этажей. Вы ведь не скажете, что дом высотой 30 метров. Он девятиэтажный. И так далее, список можно продолжать очень долго.

Поэтому если отбросить идейность, то можно жить с кучей разных стандартов — за исключением тех, которые создают действительно нерешимые технические проблемы или расходуют деньги. Делать «как у них» из-за идеи можно, но следует всегда помнить, что в идее нет ничего практического. Например сегодня реформа орфографии 1918 года не имела бы под собой аргумента про экономию бумаги — единственного реального аргумента в ее пользу, который не был идейным и был реально доказуем. 

Поэтому и наш рождественско-новогодний сдвиг во времени — это только милая особенность и ничего больше. Как сказал один упрямый человек: «До нас положено: лежи оно так во веки». По крайней мере в этом он был прав. Если о то, что лежит, никто не спотыкается, то его можно не трогать, и оно прослужит еще очень долго.

Задонать своей кибердиаспоре
И получи +14 баллов социального рейтинга!
Image link