Самое время для ре… — Local Crew

Самое время для ре…

Иллюстра

Из-за революции, начавшейся в 1905 году, правительство стало терять контроль над прессой. В то время существовала цензура, но она была очень формальной, и многочисленные оппозиционные и откровенно революционные издания активно эксплуатировали эту слабость. В тираж выходили радикальные материалы — слабо завуалированные и всем очевидные.

В июне первого года первой революции вышел сатирический журнал «Зритель». Его создателем и редактором был художник Юрий Арцыбушев. Журнал с первого номера взялся за печать едких иллюстраций и двусмысленных (на самом деле, вполне однозначных) текстов — из-за чего изображения запрещали, а тиражи арестовывали.

Одной из ярких выходок Арцыбушева стала реклама, которую напечатали в дебютном номере. На странице с объявлениями появилась надпись: «Это место занято см. №5» — она повторялась из номера в номер, пока в пятом ее не сменила буква «Р». Цензорам неизвестность не понравилась, но, увы, они ничего не могли предпринять: за одну букву журналу нельзя было сделать даже замечания. Дальше еще тревожнее: в шестом номере к «Р» добавилась «Е», а в девятом уже три буквы складывались в «РЕВ». Цензоры приготовились. Но их ждало разочарование. Или облегчение? В десятом номере на том же месте красовалась реклама: «Ревельские кильки Зернсена. Продаются во всех лучших гастрономических магазинах».

Объявление было фейковым. В действительности существовал бренд консервов с созвучным именем «Зеренсена», но в журнале убрали одну букву, чтобы не дискредитировать реальную фирму и заодно подчеркнуть характер этой «рекламы».

Небольшое озорство такого рода ни к чему не призывало, и само по себе не наносило вреда. Просто очередной художник дразнил власть в очередном журнале. Но поскольку «всем все было понятно» — можно назвать эту кампанию рекламой самой революции.

я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти