Хватит переодевать женщин в Санту

Хватит переодевать женщин в Санту

Пока американцы готовятся к Рождеству, мы думаем о том, что впереди целых два Новых года. Во-первых, сам факт долгих праздников и возможность сесть за стол дважды — уже преимущество нашей страны. Во-вторых — есть еще одно, которое почему-то часто обходят вниманием. Оно тоже связано с долгими свободными зимними вечерами. Мы говорим о том, какие персонажи связаны с этим праздником. А точнее, о том, как они выглядят, и как их «визуальный стиль» используется в несколько, хе-хе, специфическом контексте.

Начнем с Санты. Санта это добрый дедушка, у которого где-то есть жена — мисс Санта. Санта передвигается на летающих санях, запряженных восемью оленями. Еще у Санты есть эльфы. Санта одет короткий кафтан и колпак. С легкой руки иллюстратора Томаса Наста его одежда теперь всегда красная. Рекламщики «Кока-Колы» не имеют ни малейшего отношения к выбору красного цвета, но это так — к слову. Эльфы тоже одеты в смешные колпаки и смешные ботинки и вообще часто изображаются как гномы без бород. Вся эта компания — вполне приятные персонажи для детишек.

С Дедом Морозом в 2023 году все немного запутано. Появился он как Рождественский  дед или Новогодний дед. Носил длинный тулуп бежевого, белого, красного или голубого/синего цвета. Ездил на русской тройке. Снегурочка появилась у него еще в XIX веке, правда она представала то дочкой, то внучкой — но девочек в ее костюм наряжали уже тогда. Снегурочка тоже была в длинной одежде либо в цвет дедушкиной, либо в цвет одной из вариаций, которые он не использовал. Например дед в синем, внучка в белом. Закрепилось это все уже после того как советская власть наложила, а потом сняла запрет со всего, что связано с праздниками неверных буржуазного общества. За исключением религиозного элемента конечно. Рождество пропало, его место занял Новый год — светский праздник. 

В последние годы Дед Мороз под влиянием американской культуры все чаще стал надевать колпак, завел вместо тройки оленей и предпочитает красный цвет. О, ирония: главная капиталистическая страна перекрасила главного праздничного героя главной социалистической страны в красный. 

Но главного наш дед не теряет — внучка еще на месте. И если смотреть на то, как используется эстетика Санты иностранцами, то становится заметно, что их праздничный дизайн в этом плане уступает нашему.

Мы имеем в виду всяческие сексуальные хорни наряды для девушек. Кафтан Санты на девушках становится намного короче, иногда получает декольте или эволюционирует до отороченного мехом бикини. Вариаций миллион. Не будем показывать их все чтобы не отвлекать читателя от финального предпраздничного забега на работе.

Ладно, покажем одно — но только чтобы продемонстрировать схожесть двух нарядов

К самим костюмам вопросов нет. Вопрос в том, что они символизируют. Проекцию образа старика на молодую девушку? В ней можно считать самые мрачные образы: от сексуального насилия со стороны обладающего властью патриарха до идеи транс-перехода. Похоже на шутку, но как читатели наверное уже знают, в нынешней Америке возможен любой сексуальный абсурд. Так что шутка может быть уже запоздала и где-то стала реальностью.

А мы продолжим поиски глубинных смыслов. Женщина одевается в привлекательную для мужчины одежду, но эта одежда не перестает напоминать ей, что западное Рождество — это праздник «без баб». По крайней мере визуально. Женщинам в его мифологии нет места. И да, мы помним, что когда-то Рождество было днем празднования рождения Христа, а родила его Мария, которая была женщиной. Но сейчас Христос и Мария отошли на второй план, если не на десятый. Тем более было бы кощунственно переносить образ Марии в постель. Еще и учитывая контекст непорочного зачатия. Хотя и тут мы не удивимся, если на каком-нибудь частном острове это Рождество очень известные люди отпразднуют проводя ритуалы с подобным сюжетом.

Ладно, помимо нехороших ассоциаций образ просто не очень цельный. Опять же, девушка в костюме какого-то деда. Даже без контекста, который можно напридумывать, выглядит гораздо менее привлекательно чем образ Снегурочки. В нем все вполне прямо. Дед дарит подарки детям, а вот Снегурочка… так, автор, пожалуй, тут не будет ударяться в метафоризм чтобы не превратить статью о визуальной культуре в порно-рассказ. Образ молодой девушки, которая приходит к вам на праздник, давно сексуализирован, хотя и не поставлен на конвейер так же как западные образы, о которых мы говорили выше. 

С историческим подтекстом и возможными святотатствами у нас тоже все чистенько. Снегурочка — это персонаж оперы, позаимствованный из фольклора. Она что-то вроде японского ками, которых вы могли видеть в аниме и… других японских, кхе-кхе, видах визуального искусства (через аниме проще объяснить, не возражайте). И так же как всякие духи и божества у японцев красивая девушка у русских превратилась в сексуальный объект. Впрочем, в фольклоре рядом с ней иногда появлялся герой мужского пола, так что тут практически по канону предков. В отличие от христианских языческие образы невозможно осквернить фетишизируя их. Тем более и древних языческих культов славян давно не существует, так что предъявлять претензии некому. 

Итак, что мы имеем в итоге? Наверняка Дед Мороз и дальше продолжит свое мужское слияние с Санта Клаусом. А вот Снегурочку вестернизировать нечем. И очень удачно. Ее образ гораздо глубже и интереснее чем напяливание каких-то непонятных красных шмоток без истории. Помимо новогодней ночи и всего интересного, что в нее может произойти, он годится для современного фольклора и поп-культуры. Поэтому полноценный женский образ этого праздника хотелось бы видеть нетронутым. Слово «нетронутый» в голове автора прозвучало иначе, когда он сочинял этот абзац…

Задонать своей кибердиаспоре
И получи +14 баллов социального рейтинга!
Image link