Сколько можно?

Переводы Плакаты

Наверняка вы уже видели этот «плоский» стиль иллюстраций с разноцветными человечками и их гипертрофированными конечностями. Эти уже стали визитной карточкой любого IT-стартапа, но, кажется, мало кто знает, откуда же они пришли в мир нормальных людей.


В 2017 году Facebook заказал выпуск серии иллюстраций для своей соцсети. Исполнителем выбрали «Buck» — дизайн-бюро c офисами в Лос-Анджелесе, Нью-Йорке и Сиднее. Результат их сотрудничества оказался самобытен и последователен. На типичной иллюстрации изображены улыбчивые плоские фигуры с несоразмерно большими конечностями и кожей ярких оттенков: розовых, зелёных, пастельно-голубых…

Эти бесконечно радостные мультяшки никогда не стоят на месте. Они всегда в движении: танцуют, рисуют, бегают или обнимаются огромными конечностями, формой походящих на гигантскую мокрую лапшу. При себе у них нередко оказываются столь же крупные кисти, тромбоны и календари.

Этот стиль его создатели метко окрестили Alegria, что по-испански означает «радость». И хотя Facebook тесно с ним связан, он был не первым последователем тренда, ставшего за несколько лет подавляющим в печатной и веб-иллюстрации. AirbnbHingeLyftAirtableGoogle, YouTube, а вместе с ними почти все новые приложения и стартапы— все они будто помешались на этом стиле. Принятие кричаще-позитивного визуального языка стало для этих компаний инструментом сглаживания социально-политического раскола, созданного ими же.

Как эта эстетика столь быстро стала вездесущей? Стиль Alegria легко поддаётся стандартизации и тиражированию. В масштабах Facebook это позволяет каждому из множества художников внести свой вклад, сохраняя неизменным внешний вид и восприятие персонажей. За пределами накачанной деньгами сферы высоких технологий, в мире иллюстраций, стремление сделать дешёво и быстро стало предтечей массового обращения к нестрогому минимализму: пышно оформленные и точно выверенные иллюстрации требуют больше времени, что без повышения бюджета приводит к снижению почасовой ставки.

И всё же вездесущность Alegria нельзя объяснить одними лишь прагматическими соображениями. Хуана Херрера (иллюстратор, работавшая над редизайном Facebook) утверждает: для соответствия этому стилю крайне важно изобразить движение и энергию, радость и общность.

«Я начала рисовать персонажей, раскрывающихся через действия, — говорит Херрера, — они танцуют, распростёрши объятия; играя на трубе, они гнутся во все стороны; они не обделены человеческими эмоциями. Я хотела изобразить чувство коллективной радости — то, что мы испытываем, празднуя какое-нибудь достижение в баре или распевая хором песню на концерте».

Плоский стиль Alegria появился как простой и масштабируемый инструмент для технологических компаний. Документирующие распространение стиля arena-доски «Small cartoon people building big interfaces» и «Corporate Memphis», а также твиттер-аккаунт «Humans of Flat Design» позволяют оценить масштаб тенденции.

По словам Херреры, в процессе разработки стиль Alegria был намеренно упрощён в целях воспроизводимости. «Стиль изначально начинался как нечто более интуитивное и глубокое», — говорит Херрера. «Но после нескольких правок он начал смещаться в сторону чего-то более доступного для копирования и внедрения. Существует руководство по Alegria, прошедшее через уйму студий по всему миру — думаю, оно повлияло на многих».

В одном из тематических исследований на своем сайте Геррера пишет, что персонажи «предназначены для выразительности, а не для индивидуализации. Они лишены этничности, чтобы представлять многообразие». Оранжевая и фиолетовая кожа естественным образом вписывается в мультяшный стиль Alegria; если персонажи изображены без привязки к расе, то любой может увидеть себя в этих персонажах. Аналогичным путём авторы пришли к идее непропорциональных частей тел. Как изобразить людей, не задев чувствительного зрителя особенностями их комплекции? Дайте вашим персонажам такой тип тела, которого ни у кого нет.

Кожа неестественных цветов и причудливые пропорции присущи основной массе иллюстраций этого стиля, однако некоторые компании всё же отклонились от такого представления персонажей. В тематическом исследовании, опубликованном на сайте Airbnb, иллюстратор Дженнифер Хом отметила: «решение [проблемы репрезентации меньшинств], которое многие выбирают — это персонажи радужных цветов, своеобразная метафора разнообразия… Проще говоря, они ненастоящие». В иллюстрациях Хом можно заметить немало приёмов из Alegria, но тип фигуры и цвет кожи подбирается из более реалистичных вариантов.

Листая это полное милых набросков исследование, нетрудно проникнуться утопическим оптимизмом. Но есть и то, чему нет места ни в одном из раскрашенных Alegria уголков — Airbnb задолжал налоги местным органам власти от Бостона до Сан-Диего и до сих пор продолжает участвовать в общенациональной лоббистской борьбе за освобождение от них.

Как веселые, похожие на творчество Матисса иллюстрации, заполонившие все страницы Facebook, снижают ожидания людей, пользующихся этими платформами? Их дружелюбная радость — доступная, приглашающая, спокойная — всё это конвертируется в доверие. Но это никак не помогает избавиться Facebook от репутации одной из самых ненадежных публичных компаний в мире: многократный шпионаж за пользователями и безнаказанные сливы частной информации не вытеснит из памяти разноцветная плеяда гуттаперчевых оптимистов.

В результате скандалов с Cambridge Analytica и другими вопиющими злоупотреблениями — такими, как подстрекательство к геноциду в Бирме — публичному имиджу компании подтяжка нужна как никогда. Квазимонополия Facebook, кажется, никогда не ответит утечкой пользователей за свои грехи — мы продолжаем убивать часы на тех же страницах, ставших лишь шире и веселее.

Политическая окраска стиля Alegria связана не столько с самой его эстетикой, сколько с поголовно в него нарядившимися разрушительными корпорациями. Этот стиль стал инструментом насаждения жизнерадостного минимализма и маскировки коварства транснациональных технологических корпораций. Линдси Баллант, арт-директор The Baffler, связывает возвышение стиля с тенденциями мировой политики этого времени.

«Если взглянуть на это глобально, в 2014 году была предпринята серия мер жесткой экономии, и многие из этих последствий неолиберализма ударили по всему миру», — говорит Баллант. «Похоже, имели место настоящие совместные усилия, чтобы такие вещи замаскировать».

В мае Баллант спровоцировала раскол среди иллюстраторов в Твиттере, выразив сожаление по поводу непропорционально большого количества иллюстраторов, присылающих ей портфолио в этом стиле. Она утверждает: частота, с которой Alegria пытаются преподнести её журналу, говорит о перенасыщенности им. «Некоторые области мира дизайна сейчас в процессе переосмысления значения класса и идентичности», — говорит она. «Особенно для индустрии, которая пытается сказать себе, что она меняет мир, делает хорошее дело. Но я считаю, что индустрия иллюстраций не вполне этого заслуживает».

Тенденции непостоянны, и вряд ли Alegria окажется исключением. Каким будет следующий визуальный тренд в Big Tech? Зависит от того, как будут развиваться наши отношения с технологиями в ближайшие годы и десятилетия. По мнению Герреры, наследие стиля Alegria будет жить в мире иллюстраций. «Я верю: как и многие другие тенденции, это пройдет», — говорит она. «И в будущем [Alegria] сможет стать предтечей действительно нового и интересного стиля».

я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти