Сонный паралич и монстры в вашем сознании

Сонный паралич и монстры в вашем сознании

Уже не впервой мы замечаем, что саморазрушение заложено в сути человека, прикрытое «защитными механизмами», абсолютно рабочими в условиях кишащего крокодилами Лимпопо, но неприемлемыми для современного Homo Tiktokus. Мы это уже видели на примере пораженной пандемией иммунной системы, мы видели это на примере тремора в ледяной воде, который топил людей в прорубях.

Сегодня мы разберёмся в причинах сонного паралича и ответим на вопрос, зачем  вообще человеческий мозг показывает нам отборные 4D хоррор-фильмы прямо в собственной спальной, жителям каких стран чаще откусывают лицо, как убежать от призрачного кровожадного маньяка-расчленителя, когда не можешь пошевелить никакими конечностями — и выясним, какой tokoloshe устроил всю эту segatelelo.

Оригинальный материал «Sleep Paralysis and the Monsters Inside Your Mind» представлен Баландом Джалялем в журнале Scientific American.


Представьте, что вы просыпаетесь посреди ночи и видите над собой внеземное чудовище, с обнажённых клыков которого капает кровь. Вы хотите заорать, но не можете. Не в силах пошевелить ни одним мускулом! Если вам это знакомо, то, скорее всего, у вас был эпизод сонного паралича, который наиболее известен невозможностью двигаться или говорить во время засыпания или пробуждения, а также часто сопровождается галлюцинациями. Каждый пятый человек переживал состояние сонного паралича хотя бы раз в жизни. Однако, несмотря на его распространённость, этот феномен в значительной степени оставался загадкой. На протяжении веков культуры по всему свету списывали эти галлюцинации на чёрную магию, мифических монстров и паранормальную активность. Учёные всё время отвергают подобные объяснения, но культурные убеждения живучи и сохраняются до сих пор. На самом же деле исследования, проводимые мной и моими коллегами в течение десяти лет в шести разных странах, утверждают, что представления людей о сонном параличе могут существенно влиять на формирование переживаемого физического и психологического опыта, демонстрируя поразительное психофизическое взаимодействие.
Сонный паралич вызван, как представляется, простым сбоем мозга в промежутке между бодрствованием и фазой быстрого сна (фазой быстрого движения глаз, БДГ-фазой). Во время БДГ-фазы вам снятся очень реалистичные сны. Чтобы помешать вам непосредственно поучаствовать в этих реалистичных снах (и покалечиться!), мозг нашел мудрое решение: он временно парализует ваше тело полностью. Естественно, у вашего мозга есть «рубильник» (суп из нейрохимикатов), который переключает вас между сном и бодрствованием. К сожалению, иногда «рубильник» сбоит, в результате чего мозг непроизвольно просыпается, пока тело все еще находится «под заклятьем» БДГ-паралича, и вы оказываетесь в парадоксальном состоянии меж двух параллельных реальностей: бодрствованием и БДГ-сном. Во время сонного паралича чёткие, осязаемые сны из БДГ-фазы «протекают» в осознанное пробуждение, так и получаются ожившие перед вами картины сновидений — чудовища с торчащими клыками и всякое такое.

Эти галлюцинации, часто представляющие собой призрачных чужаков в спальне, во всём мире толкуются по-разному. В Египте считают, что сонный паралич наводит джинн — сверхъестественное существо, кошмарящее, а иногда и убивающее своих жертв. В Италии некоторые местные верят, что паралич есть не что иное, как коварная атака так называемого Pandafeche, предстающего в образе злобной ведьмы/жуткой огромной кошки. Коренные народы Южной Америки верят, что паралич вызван segatelelo (черной магией) и враждебными карликовыми существами tokoloshe, а в Турции это karabasan — загадочные недобрые духи. Напротив, датчане предлагают менее творческое объяснение: они склонны связывать сонный паралич с физиологическими факторами риска вроде стресса.
Подобные объяснения — как научные, так и сенсуалистические — оказывают глубокое влияние на то, как люди переживают сонный паралич. Если прямо сравнивать феномен в Египте и Дании, то по результатам исследования египтяне боятся его намного сильнее, чем датчане. На практике более 50 процентов египтян, побывавших в этом состоянии, были убеждены в том, что сонный паралич мог их убить. Также египтяне считали, что эпизоды длились дольше — и, на удивление, они случались в три раза чаще. Представления египтян о сонном параличе, как выяснилось, радикально сформировали их опыт. Те, кто увязывал его природу со сверхъестественными силами, переживали более сильный страх и более продолжительные эпизоды. На данном этапе перед нами уже проступала тенденция — в связке с определенными предрассудками сонный паралич трансформировался из простого «сбоя в работе мозга» в хроническое, долгое и потенциально смертельное паранормальное событие.
Вопрос в том, можно ли воспроизвести результаты этого исследования. У итальянцев тоже есть яркие суеверия о происхождении сонного паралича. Более трети жителей региона Абруццо верят в то, что паралич вызван существом Pandafeche. Как и у египтян, у итальянцев сонный паралич происходил чаще, дольше, а сам страх его переживания был намного сильнее. В обеих группах убеждения о природе расстройства усиливали его симптомы в причудливой психофизической связке с эффектом ноцебо. Несомненно, у живого воображения есть широкий инструментарий для создания физиологических откликов.

Основываясь на этих находках, мы можем утверждать, что чем больше люди боятся сонного паралича, тем чаще они будут от него страдать, и тем сильнее будут его эффекты. Однажды благотворные и даже новаторские воззрения трансформировали саму суть расстройства, теперь провоцируя условный страх и оживляя картины галлюцинаций. Тревоги и стресс предрасполагают людей к приступам паралича, так что те, кто боятся его — имеют более высокую вероятность его испытать. Естественно и объяснимо, что сонный паралич в Египте возникает в два раза чаще, чем в Дании. И, как выяснилось в Италии, люди, верящие в сверхъестественную природу сонного паралича, с большей вероятностью галлюцинируют во время приступов — включая и призрачное «ощутимое присутствие» злых духов. Однажды произошедший сонный паралич будет восприниматься больным сквозь призму страха, что приведёт к ещё большим стрессам и нежелательным пробуждениям — и, как следствие, к следующему параличу. Порочный круг, который я называю «паническо-галлюцинаторной моделью», будет воспроизводить сам себя, пока сонный паралич не станет хроническим и потенциально психопатологическим явлением.
Наши свежие открытия допускают любопытную вероятность того, что сонный паралич, сопровождаемый определенными верованиями, может быть не просто субъективно страшным, но и потенциально травмирующим. Эффекты могут сохраняться долгое время и после приступа. В частности, в одном египетском исследовании мы выяснили, что у переживших приступ людей психотравматические и стрессовые симптомы были выражены ярче по сравнению с теми, у кого никогда не было сонного паралича. Те, кто испытывает визуальные галлюцинации — например, видения «демонических сущностей» — еще в большей группе риска. В другом исследовании в Абруццо мы с коллегами показали, как тревога во время сонного паралича и, в частности, страх погибнуть во время приступа напрямую связаны с последующими симптомами депрессии и избыточной утомляемости. Эти открытия указывают на то, что пропущенное через определенные культурные фильтры расстройство может способствовать психопатологии.
Для страдающих от сонного паралича сам сон — не спасение от реальности. Для некоторых «спание» потенциально может привести к психическим расстройствам. Человеческий разум намного более загадочный, а подчас и дьявольский, чем мы могли предполагать.