Уложиться в дедлайн в XVIII веке

Уложиться в дедлайн в XVIII веке

Есть такое направление в графике как силуэтный стиль. Он больше известен по портрету, и каждый раз, когда надо говорить про силуэт, — вспоминают эти самые портреты. Получается довольно скучно, и старинное искусство таким образом становится еще дальше от сегодняшних реалий. Ну кому интересны профили придворных в дурацких париках и жен бедных писателей? Попробуем восстановить справедливость и взглянем на жанр под другим углом. Но сначала про портреты!

На всякий случай вспомним, что такое этот силуэтный стиль. Честно говоря, он появился в Китае — но кому интересен Китай? У нас в Европе силуэт стал модным благодаря французам, которые в XVIII веке почти полностью лишились вкуса, обставив всю страну мебелью в стиле рококо, который теперь в России называют цыганщиной. На фоне этого упадка (тогда такое мнение было распространено, а слово «рококо» стало чуть не ругательством) появилась очень лаконичная и стильная манера портрета — черный силуэт на белом фоне. Иногда цвета меняли местами. Силуэт для придания точности и дополненной стоимости рисовали при специально расставленных свечах, с тени заказчика. Кроме попыток точно воспроизвести модель была еще карикатура, которую, конечно, рисовали без личного присутствия.

Силуэт — это просто контур залитый краской или тушью на бумаге. По сравнению с живописью он оказался несложным и дешевым, поэтому быстро распространился в среде небогатой богемы. Не самые коммерчески успешные скрипачи и сочинители пьес заказывали себе портреты жен (не обязательно своих, мы ведь пока во Франции) с выразительными ресницами и другими подробностями фигуры и гардероба.

Силуэт быстро добрался до России. Конечно, сначала в виде серии портретов придворных. Так же быстро его оценили художники ремесленники, которые занимались иллюстрацией. Силуэты стали использовать в книгах и прессе. На карикатуре часто требовалось просто показать сословие, возраст, профессию — а прорисовывать черты лица и детали одежды было излишним. Силуэт отлично подошел для таких задач. К тому же очень удобно сатирически изобразить кого-нибудь без лишних деталей. Так, намеками. Чтобы все поняли, но придраться было сложно. XVIII век еще не был достаточно смел, но через 100—150 лет русская оппозиционная пресса этой возможностью воспользуется на полную.

Многие у нас работали в силуэтной технике, и в том числе уже упомянутые нами в статье о неприличных картинках иллюстраторы Серебряного века. Они воспроизводили романтический образ XVIII века при помощи техник XVIII века — только уже не писали портреты с натуры, а выполняли заказы для книг и журналов.

Можно составить целый том про силуэтные иллюстрации с перечислением имен и того, как художники справлялись со своими чисто ремесленными задачами, но мы возьмем самый, на наш взгляд, наглядный пример. К тому же актуальный, поскольку в теперь большинство коммерческих иллюстраторов в России это женщины.

Этим примером будет Елизавета Бём. Искусствоведы скажут, что у нее были слабые работы, но эта статья о другом. Художница была замужем и хорошо разбиралась одновременно с семейными делами и с заказами. Она не просто рисовала портреты приятелей на досуге, а занималась книжной иллюстрацией как полноценной работой. Создала азбуку для детей, «Пословицы в силуэтах», «Поговорки и присказки в силуэтах», и вообще неплохо применяла эту технику. Елизавета Меркурьевна жила в такое время, когда у всех были семьи, и перед женщиной с творческими наклонностями вставал выбор. Она писала: «Установилось мнение, что с замужеством женщина всегда или большей частью кончает свои занятия искусством, — все равно, музыка это или живопись или что другое, не находя для этого достаточно времени. Вспоминаю при этом слова нашего великого писателя Л. Н. Толстого, который говорил, что у кого есть призвание действительное, то для этого найдется время, как находишь его для того, чтобы пить и есть. И это совершенная истина; чувствую это по опыту. Любя всей душой свое занятие, я и по выходе замуж и после того, как родила ребенка, все так же, если еще не более, занимаюсь любимым делом». Кроме дисциплины и какого-то своего тайм-менеджмента, очевидно, что экономить время ей помогал выбор стиля. Точно так же, как ее коллегам по жанру он помогал быстро выполнить заказ в газету. Когда нужна только идея и время на заливку контура краской — можно заняться чем-то кроме выбора цветов одежды, выражения лиц и прочего.

XVIII и XIX века еще не предъявляли к иллюстраторам таких требований, как нынешний, — когда необходимо быстро нарисовать картинку для обновления социальной сети, проиллюстрировать новый экран приложения, или быстро оформить что-нибудь еще. Но тенденция тогда наметилась. Наверное, вы уже поняли, что мы с самого начала намекаем на продолжателя (в некотором роде) силуэтного стиля — так называемый стиль «флэт», который сейчас можно видеть вообще везде. Настолько везде, что некоторых стало от него тошнить. Некоторых — кроме заказчиков и тех, кому он приносит хлеб и возможность зарабатывать не самым тяжелым трудом, экономя время для чего-нибудь приятного. Не будем лишать их этой возможности.