Машины для богатых и знаменитых

Машины для богатых и знаменитых

Богатые и значимые люди мира заказывают для себя особенные дизайнерские вещи, которые обычному человеку и в голову не пришло бы считать предметами роскоши. Еще они любят новинки техники — в основном потому, что ультрасовременные технологии — это недешево и демонстрирует, что у их обладателя есть определенные возможности. Для имиджа всегда полезно покрасоваться рядом с новейшим токарным станком, который украшает твой кабинет. Да, верно, именно станком, а не айфоном. Ведь все предыдущее было сказано не о нашем времени, а о начале XVIII века.

В правление Петра I Россия пережила очень большие изменения, связанные с технологиями, и во внедрении многих из них царь участвовал лично. У него были собственные мастерские, и об этом знают все, но часто забывают упомянуть, что мастерские были царскими во всех значениях этого слова. Возможно мы разочаруем читателя, но Петр далеко не был тем аскетом, которым его иногда представляют, и даже его инструменты были не просто современными и практичными, но к тому же красивыми и роскошными. Над этим трудились лучшие мастера, собранные со всей России.

Промышленные машины высокого класса в нашей стране вышли из ворот организации, в которой веками работали не только мастера утилитарного дела, но еще ремесленники тонких искусств — Оружейной палаты. В XVII веке в ней были собраны мастера иконописи, портретной живописи, чеканки по драгоценным металлам и прочим ремеслам, весьма далеким от производства шестерней и валов. Но это сейчас далеким. А при Петре было так: Северная война со шведами потребовала от русских новых технологий и мощностей. Оружейную палату перепрофилировали, набрали новых профессионалов, при этом декоративные искусства из нее никуда не делись. Стоит принять во внимание, как изменения в технологиях воспринимали тогдашние люди —  да примерно так же, как и сейчас. Причастные к их внедрению так же любили поиграться и хотели, чтобы новое стало привычным как можно скорее. Привычным для знати был довольно пышный по нашим меркам стиль. Их одежда и дома были богато украшены. Соответственно, если в мастерской русского царя появлялись станки и машины, то они должны были вписаться в современный интерьер. Для этого и пригодились люди из Оружейной палаты, которые были сведущи как в производстве оружия для царского войска, так и в его украшении для царского флекса. 

Одним из таких был Андрей Константинович Нартов — очень серьезный и заслуженный перед индустрией профессионал, производивший станки по заказу правителя России, как для него самого, так и в качестве подарков знатным иностранцам. Это были полноценные устройства, которые выполняли свою работу на все сто, только кроме сугубой функции у них еще был крутой модный дизайн. Надо отдать должное вкусу Нартова — он был очень сдержан в декорировании механизмов и старался не просто навешать на станок резьбы и стальных завитушек, а придать красивую форму конструктивным элементам. В чем весьма преуспел, и его работы при жизни выставлялись в Кунсткамере, служа образцом для менее успешных коллег. 

Нартов, видимо, не был большим фанатом барокко, либо считал чересчур пышный декор неуместным даже для придворных цехов. И это устраивало Петра, к тому же главными достоинствами изобретений Нартова были не красивости, а техническое совершенство и новые полезные функции. Но Петр умер, и инженеру пришлось заново продавать свои идеи. Когда он служил уже при дворе Екатерины II, то с этой целью создал рукопись, в которой суммировал свой опыт. Нартов дал книге впечатляющее название «Театрум махинарум» — даром, что она была написана целиком на русском. Кроме того, станки на иллюстрациях были украшены так, как в жизни автор никогда не делал. Зато выглядело красиво, и по-видимому, Нартов рассчитывал издать привлекательный труд за казенный счет. На одной из картинок станок даже изображен рядом с резной мягкой мебелью — как предмет роскоши в роскошном интерьере. 

Издание так и не случилось, а Андрей Константинович скончался через несколько месяцев после завершения рукописи. Впрочем, это никак не омрачило его блестящую карьеру и не умалило след в истории промышленности. Станки дошли до наших дней, сейчас их можно посмотреть в Эрмитаже, а один даже в парижском Национальном хранилище искусств и ремесел. Мужчинам для воспроизведения атмосферы предлагаем взять с собой спутниц — не может быть, чтобы французский вельможа, привезши от Tsar Russe крутую новинку, не показал ее своим многочисленным подругам. Пусть им тоже будет весело.