Я хочу врезать Mалышу Йоде, и наука меня в этом оправдывает — Local Crew

Я хочу врезать Mалышу Йоде, и наука меня в этом оправдывает

Бездна Плакаты

Оригинальный текст «I Want to Punch Baby Yoda and Science Backs Me Up» опубликован Эбигейл Вайнберг на Mother Jones в январе 2020-го года и заботливо переведён Рэем для LC.

***

Всякий раз, когда я вижу Малыша Йоду – я борюсь с желанием его покалечить.

Когда в Инстаграме или Твиттере вылезают мемы с Малышом Йодой, я хочу ему врезать. Я хочу придушить его. Я хочу с разбега пнуть его так, как Кайл пинал своего брата в Южном Парке.

Мои друзья думают, что я выжила из ума. Да кто вообще может ненавидеть такую милую крохотулечку? Обеспокоенная, казалось бы, всеобщей любовью интернета к мелкой зеленой звезде «Мандалорца», я попыталась сформулировать, что же в Малыше Йоде такого, что вызывает во мне не восхищение, а лишь искреннее отвращение. Я закинула своим редакторам противо-Йодную «простыню».

Проблема была в том, что я не смотрела сериал. По факту единственными фильмами из «Звездных Войн», которые я смотрела, были «Новая надежда» и «Изгой-один». Ни в одном из них не было оригинального морщинистого Йоды, которого мы так ценим и уважаем. Я рисковала показаться старым дедом, хэйтящим музыку молодняка, но даже не слушавшим ее.

Просмотрев «Мандалорца», я не нашла ни одной причины, за что можно было бы ненавидеть Малыша Йоду. Я даже была вынуждена признать, что он довольно миловиден. Тем не менее, когда штурмовик-разведчик в финальном эпизоде воплотил мои желания в жизнь и втащил этому карлику с кулака, я даже испугалась того, насколько мне это понравилось. Что вообще происходит?

Я, наконец, загуглила – я сейчас не шучу – «хочу убивать милые вещи». К моему облегчению, я столкнулась с феноменом, который объяснял мои чувства: милая агрессия, вспышка агрессивных мыслей как реакция на преимущественно милые стимулы. Это то же самое чувство, которое может возникнуть, когда вы видите милого младенца и хотите потеребить его за щечки, или когда щенок настолько милый, что вы хотите его затискать. Когда я позвонилa Ориане Арагон, учёной Йельского университета и одной из первооткрывательниц этого феномена, она сказала, что звоночки о Малыше Йоде рано или поздно должны были посыпаться.

Малыш Йода, говорит она, воплощает в себе черты, которые мы воспринимаем как милые: большие глаза, маленькие нос и рот, маленькое тело по отношению к голове. «Чем более выпукло показаны эти особенности, тем сильнее люди на них реагируют. Они дают им следующую оценку: „О Боже ж ты мой, это невероятно мило”, и затем наступает вышеупомянутый тип поведенческого отклика, а именно – желание сжать, ущипнуть или укусить».

Но на самом деле, уточняет Арагон, эти отклики не имеют ничего общего с желанием действительно травмировать что-то милое. Согласно статистике, это происходит примерно у двух третей всех людей в ответ на яркие положительные эмоции.

Почему агрессия? Нельзя быть уверенным наверняка. Исследования Арагон показывают, что милая агрессия – это один из классов эмоциональных проявлений, которые называются диморфными, то есть имеют две разные формы. Эти диморфные проявления возникают, когда демонстрируемые эмоции не коррелируют с тем, что люди на самом деле чувствуют, например, слезы радости. Эволюционно милая агрессия может быть тем, что она называет «сигналом движения», визуальным выражением эмоций, которое показывает другим, что человек, испытывающий их, хочет приблизиться к милой вещи – потенциально давая матери или другим опекунам знак, что они должны быть готовы защищать эту самую милую вещь.

Кэтрин Ставропулос, психолог из Калифорнийского университета в Риверсайде, которая исследовала нейронные механизмы, связанные с милой агрессией, говорит, что это чувство может быть для нас способом предотвратить возможную недееспособность из-за чрезвычайно позитивных чувств к милым вещам. Еще одно объяснение, по ее словам, может быть в том, что милая агрессия напоминает нам о физической хрупкости детей, чтобы мы их не покалечили.

Это чувство не ограничивается только людьми и животными. «Например, люди считают милыми машины с закругленными фарами и маленькими решетками радиаторов», – говорит Арагон. Что ж, неудивительно, что этот феномен может относиться и к гендерно видо-нейтральному инопланетянину.

Более того, Арагон утверждает, что люди, которые способны испытывать милую агрессию, также склонны испытывать другие диморфные проявления эмоций, включая нервный смех.

Виновна по всем пунктам.

 

Тэги