Русский первопечатник в Земле Свободы

Русский первопечатник в Земле Свободы

Мы уже рассказывали, что оппозиционная русская пресса после отмены цензуры в 1905 году — это просто золотая жила дизайнерских находок. Как нетрудно догадаться, антиправительственные и антимонархические силы были творчески активны задолго до октябрьского манифеста, успев отметиться не только броским брендингом и хайпом на арестах своих главредов, но также, например, тем, что революционеры первыми начали русское печатное дело в Земле Свободы — Соединенных Штатах Америки (звучит гимн).

История русского книгопечатания в Новом Свете началась совсем не так, как можно было бы подумать. Если вам в голову приходит освоение Аляски — подумайте еще раз, потому что русские так и не успели начать там своего издательского дела. А начинается оно с продажи Аляски и инициативы тогдашнего госсекретаря США (звучит гимн). 

Исполнителем большого дела стал Андрей Онуфриевич Гумницкий, который скрывался под псевдонимом Агапий Гончаренко. В западное полушарие его привел непростой путь. В 1850-е Андрей служил дьяконом в русской церкви в Афинах, но был недоволен порядками в ней. Он начал переписку с обитавшимся тогда в Лондоне Герценым, и после написания нескольких статей в его «Колокол», критиковавших русское духовенство в Греции, в 1860-м был выслан обратно в Россию. По пути бежал и направился прямо к тому же Герцену, который принял его в «Вольную типографию» одновременно автором и наборщиком. Так Гумницкий стал осваивать печатное дело. Тогда же он взял другое имя — чтобы его связь с революционерами не бросила тень на родню в России.

В Лондоне Гумницкий познакомился с другим известным революционером-беглецом — Бакуниным. Бакунин уже побывал в Американских Штатах, и вместе они решили издавать там революционную прессу. В 1864 году Гумницкий прибыл в США, но с деньгами на дело свержения режима в России было туго, так что ему пришлось работать на Библейское общество, помогая издавать Новый завет. И вот, в 1867 году к нашему герою обратился государственный секретарь Уильям Г. Сьюард. Американцы тогда испытывали потребность в налаживании культурных связей с русскими эмигрантами в Америке и изучении русского языка, но не имели своих специалистов. Особенно остро это ощущалось на Аляске, где осталось много русских, и в Сан-Франциско — куда перебрались те, кто не пожелал вернуться в Россию после продажи земли. Американское правительство выдало Гумницкому субсидию на издание русско-американской газеты в размере 50 долларов за каждый номер. Кроме того, Сьюард заказал ему русско-английский фразеологический словарь для солдат. Гумницкий согласился на щедрое предложение, и, использовав собственные накопления, переехал в Сан-Франциско, основав там типографию. О его расходах тогда известно мало — упоминается только, что одна лишь покупка русских шрифтов обошлась в 1600 долларов, что эквивалентно сегодняшним 30 тысячам, или, в переводе на рубли — 2,3 миллионам. 

Первый разворот первого номера той самой первой русской газеты

Гумницкий погрузился в новую работу с головой — он сам набирал, печатал и даже развозил газеты, но при этом не забывал своих революционных убеждений и друзей. В его типографии выходили материалы самых разных русских радикалов, вплоть до писем Кропоткина. Газета Alaska Herald, которая печаталась на американские деньги, время от времени разражалась жесткой критикой русского социального строя. Разумеется, русское правительство было очень недовольно тем, что подданный императора ведет подрывную деятельность, можно сказать, на официальные иностранные средства. После жалоб военной администрации Аляски и протестов русского посланника в Вашингтоне Гумницкого лишили субсидии и новых заказов. Тогда он продал латинские шрифты и выпустил несколько номеров новой газеты, но без поддержки его дело не шло. Андрей Онуфриевич постепенно распродал все типографское оборудование, а уже напечатанные тиражи образовательной литературы и революционной публицистики разделил между тремя библиотеками. Женившись, он купил ферму в Калифорнии, где и скоротал свои дни.