Бессовестная русская реклама

Бессовестная русская реклама

Мы не знаем наверняка, но все равно будем утверждать — реклама врала всегда. Не может быть, чтобы купцы древности не соблазнились идеей приукрасить свой товар и не просили зазывал на улицах и площадях кричать о нем то, что на поверку оказывалось неправдой.

Впрочем, ближе к нашему времени. История сохранила потрясающий, поистине голливудский сюжет о жизни и аферах скопинского предпринимателя, который нажился на финансовой пирамиде, привлекая вкладчиков объявлениями в газетах. Аморально и возмутительно — но здесь плох сам поступок, а объявления были вполне обычными и ничем не отличались от своих добропорядочных соседей по газетной полосе.

Бывает ведь и другая реклама. Та, с которой делают подборки «20 запрещенных к показу на ТВ», или «Реклама, после которой всех уволили». Мы знаем наверняка, что такая реклама тоже существует давно. Давайте рассмотрим несколько совершенно вопиющих примеров из России.

Жалким спутником любого кризиса является бум рекламы дрянных вещей и услуг со звездами не самой последней величины в ролях. Тогда интернет, ТВ, прессу наполняют актеры и музыканты, которые еще вчера хвастались виллами, а сегодня готовы продавать талисманы из шунгита. Некоторые злорадствуют, некоторые возмущаются. Рекламщики готовы использовать знаменитостей для продвижения чего угодно.

А как насчет мертвых знаменитостей мировой величины? Которые, к тому же, при жизни активно выступали против рекламируемого при помощи их образа товара. Наверное, самой наглой и циничной рекламой табачной продукции в истории можно назвать рекламу папирос под названием «Лев Толстой». Человек положил много труда и сил на пропаганду, направленную против курения, а по смерти получил вот такое. Ни хулиганством, ни троллингом такой пиар оправдать невозможно. Реклама шла в 1910-х, когда писатель только-только покинул наш мир.

«Дурная слава — все равно слава» — это одна из самых неприглядных рекламных стратегий. Журнал «Гражданин» донес до нас яркий пример из 1890-х. Одна московская газета публиковала частями роман о жизни московских староверов. Публикация произведений отдельными главами была популярна. Читателя можно было привлечь, потратив немного средств на дешевую газету, а уже после он бы стал искать целое книжное издание. Но тот роман читателям оказался интересен.

Тогда в редакции газеты придумали скандал с собственным участием. В одном из номеров жирным шрифтом было напечатано: «Два купца приняли это сочинение за пасквиль на себя, явились к автору и нанесли ему «тяжелое оскорбление»; но пусть публика не сомневается относительно печатания окончания романа: несмотря на это оскорбление, ни автор, ни редакция не оставят сочинение и печатание романа, а будут вести его до конца».

Издание относилось к категории, которую тогда называли «распивочной прессой» — то есть той, которую читали в кабаках за стаканом не самой дорогой выпивки не самые взыскательные читатели. Поэтому пусть вас не удивляет то, что люди придумали сами себе сделать дурное имя. Тем и жили.

Черных пиарщиков разоблачили в конкурирующей редакции, проведя несложное и быстрое журналистское расследование. Что в итоге стало с продажами романа, осталось неизвестным.

Закончим еще одной историей паразитирования на славе ушедшего гения. Приближалось пятидесятилетие со дня смерти Лермонтова. Газетные статьи, подарочные переиздания — все как полагается. И вот, одна вдова решила присоединиться ко всеобщему чествованию поэта. Она дала во все местные газеты объявление следующего содержания: «Памяти поэта Михаила Юрьевича Лермонтова. В городе Пятигорске продается дом, в котором жил поэт Михаил Юрьевич Лермонтов. О цене и условиях обратиться в гор. Бердянск, к Ульяне Ивановне Латышевой». Предприимчивая женщина решила продать свой плохонький домик, в котором поэт, вероятно, вообще никогда не бывал, но поскольку Лермонтов жил, бывал и пил чай во многих домах Пятигорска, то кто-нибудь мог и поверить. На рекламу обратили внимание, она даже попала в брошюры в качестве примера того, как не надо делать.

Наша родина в период своего бурного расцвета, в прекрасную и жизнерадостную эпоху модерна, ни в чем не отставала от других передовых стран. В неэтичной рекламе в том числе. Надеемся, что сегодня мы вернули ей и эту (дурную) славу.