Византийский  урбанизм в Российской империи

Византийский урбанизм в Российской империи

Третий Рим это не только Москва, но вместе с ней и вся Россия. Для кого-то в религиозном смысле — как место, в которое придет конец света. Для кого-то как наследница великих империй или даже их прямое продолжение. Высокопарные рассуждения о месте России между Римом и Константинополем обычно носят чисто философский характер, а не прикладной. Тем не менее помимо воспоминаний о величии прошлого и грезах о будущем, в нашей стране живет наследие древних империй в довольно прозаической форме — правил градостроения.

Вид современных городов и районов Российской империи, какой мы ее знаем, определился в 60-х годах XVIII века специальной комиссией под руководством Ивана Бецкого, секретаря Екатерины II, президента императорской академии художеств и создателя Смольного института. Комиссия отталкивалась от новых планов Петербурга и Москвы, собираясь распространить внедренные там практики на всю Россию. Ее основным инструментом служил генеральный план, который, хотя и опирался в каждом отдельном случае на особенности местной природы, — одной из целей ставил возможное упорядочивание строений по сетке.

Как можно видеть даже сейчас, по старинным фотографиям и сохранившейся имперской застройке, — полной перестройки русских городов под сетку не произошло. Многие регулярные проекты не были воплощены, так как просто наложение сетки на имеющиеся улицы было невозможно. Сетку применяли на пустырях, при укрупнении районов и расширении городов. В результате образовалась смесь из старой беспорядочной застройки и новой упорядоченной. Но была ли старая русская застройка хаотичной? Раз мы так спрашиваем, то ответ уже понятен — не была, она подчинялась определенным правилам.

Правила содержались в Кормчих книгах — сборниках церковных и светских законов, которые произошли от более древних греческих. Так называемый «Закон градский» из русских кормчих в X—XIII веках влиял только на постройку церковных сооружений и разметку владений. С XIV века закон распространился на светские части городов. В модернизирующейся в XVII веке России появились новые издания закона и переводы с греческого — по всей видимости, власти не собирались радикально менять города, а только освежили уже имеющиеся древние нормы.

В чем, собственно, эти нормы состояли? Единого четкого плана не существовало. При застройке в значительной мере ориентировались на природу и доминанты — церкви и богатые каменные постройки, которые обычно были самыми высокими в городе, если не считать церквей. Порядок заключался в том, что соблюдались эстетические и практические правила, введенные в Константинополе для комфорта жителей. К примеру, на русских законах отразился так называемый «закон об апопсии», согласно которому нельзя было строить новые дома и обновлять старые так, чтобы они загораживали другим жителям вид на природу. В Константинополе ориентировались на море. В России, по-видимому, на реки и любые приятные виды, которые открывались в просветы между домами. Чтобы не лишать соседей возможности созерцать окружающее пространство, было предписано соблюдать расстояние между домами не менее 10-12 стоп (примерно равных современному футу). Запрещалось строить и реконструировать здания так, чтобы они «отнимали свет» у соседей.

Особенно замечательными выглядят правила, касающиеся приватности и зоны комфорта. Если закон о дистанции между постройками оказывался не соблюден, и расстояние между уже стоящим домом и возводящимся напротив него новым получалось менее десяти стоп — в этих домах запрещали прорубать слишком большие окна. В домах, которыми владели совместно несколько семей, нельзя было ничего перестраивать без общего согласования, а если один из жильцов добивался от властей для себя какого-либо разрешения, то оно автоматически распространялось на его соседей. Каждый должен был ремонтировать свои постройки раз в 5-10 лет. О гигиене тоже позаботились. Не допускалось, чтобы проживающий в верхних этажах лил воду или отходы и причинял неудобства живущему снизу: «Иначе он подлежит суду за смрадные нечистоты».

В XVIII веке города стали строить иначе, византийские правила не нашли применения и постепенно не просто забылись — их стало невозможно прочесть. Забылась старинная русская техническая терминология и тот факт, что градский закон имел византийские корни. Даже церковнославянским хорошо владели не все, и тем более — мало кто брал в руки ветхие кормчие книги, чтобы найти в них решения архитектурных задач. К счастью, полностью заменить нескучную застройку регулярной не удалось, и сегодня мы можем наслаждаться не только четко вычерченными улицами Петербурга, но и уютными уголками древних городов, в которых до сих пор считываются правила, написанные подданными императора Зенона и Василия I.