Спасатели, вперед!

Спасатели, вперед!

Итак, российское правительство в очередной раз бросилось защищать то ли отечественного потребителя, то ли русский язык, то ли нечто совершенно воображаемое. В Государственную думу внесли проект закона о поправках в закон (уф) «О государственном языке Российской Федерации». 

Разговоры о спасении русского от деструктивных иностранных слов власти ведут давно, а сам проект анонсирован спикером Государственной думы Володиным еще в июне. Тогда же стало известно, что частью новой политики должен стать запрет вывесок на иностранных языках и вообще использование латиницы. После небольшого замешательства в социальных сетях нам пояснили, что торговые марки, набранные латинскими буквами, никуда не денутся. Раз они зарегистрированы в таком виде, значит, все законно — будут висеть. «Защите» должна подвергнуться некая «дополнительная информация», которую теперь будет обязательно писать на русском. 

Автор этой заметки честно пытался вспомнить, видел ли он когда-либо информацию для потребителя не на русском на улицах наших городов. Тщетно. Все всегда было только на одном языке (и немного на языке титульного народа, если вы живете в национальной республике). Когда-то давно, в девяностые, люди действительно испытывали затруднения с прочтением информации на упаковках, потому что в Россию поставляли много импортной еды, особенно сладостей, на которой не было ни слова по-русски, и даже наклейки с переводом никто не удосуживался клеить, ведь это было необязательно. Но этой проблемы давно не существует, а наши улицы не то чтобы пестрят надписями на английском и немецком.

Кстати, не разъясняется, почему в качестве «потенциального противника» выбрали именно латинский алфавит, а китайские иероглифы, корейская хангыль и арабская вязь по-прежнему имеют право угрожать нашему образу жизни. Точнее, закон сформулирован так, что он отсекает любые иностранные языки, но озвучено было так, словно русские могут читать что угодно, кроме самого близкого нам иностранного алфавита из языков, которые есть в школьной программе.

В общем, предварительные выводы таковы: происходит очередной ничего не значащий акт перестановки букв в законах. Тем не менее сама постановка вопроса очень характерна для советского и постсоветского времени. Иностранные языки некоторой частью нашего общества воспринимаются как чуждые и даже опасные, несущие что-то совсем не родное. От них нужно отгородиться, потому что, видимо, русский язык хоть и могучий, но требует опеки, как младенец. Не будем питать иллюзий, так считают не только «старые дураки в правительстве» — есть немалое количество граждан, которые их поддерживают и поправки одобряют.

Теперь давайте разберемся, когда в нашу страну проникла иностранная зараза. Первая граница — это распад СССР и поток новых товаров и услуг в страну. Также поток контента: фильмов, видеоигр. Фильмы худо-бедно переводили, с видеоиграми первое время приходилось справляться на языках оригинала. Особенно трудно пришлось русским детям в восьмибитную эпоху, когда прилавки были завалены картриджами с японскими играми на японском, помимо американских и европейских версий на английском. Так или иначе, русский народ справился и сохранил о развлечениях того времени весьма приятные воспоминания. Кажется, мы даже не забыли родной язык, поиграв в «Мортал комбат». 

Поскольку английский был диковинкой и признаком большого и захватывающего иностранного мира, его начали активно использовать в рекламе и брендировании. Что поделать, если отечественный язык брендов еще не сложился, а советские названия товаров выглядели совсем бледно и были предметом справедливых насмешек. Если бы вы назвали свой клуб «Ночная смена», то это было бы в десять раз менее круто, чем «Night Shift Club». И так далее. Даже сейчас еще осталось кое-что из того времени, но тогда все было намного сильнее и ярче. Конечно, никому не приходило в голову давать рекламу на английском, но маскировка российских товаров под иностранные для придания им более престижного имиджа — это действенная практика, которую сразу взяли на вооружение и используют до сих пор.

Что касается нашего любимого дореволюционного периода, то тогда все было еще порочнее. Россия была открытой страной, в нее приезжали иностранные туристы и иммигранты. Как-то так сложилось, что в прошлом наша страна была привлекательной для немцев и других западных европейцев. Потом эта привлекательность куда-то испарилась — не спрашивайте, куда, мы и сами в недоумении. 

Иностранцы не сразу овладевали русским, некоторые просто жили диаспорой и знали его не очень хорошо. Никто и не требовал, потому что те же немцы вели себя прилично: делали колбасы, издавали книги, всячески приносили пользу и платили налоги. Рыночек подстраивался под них и под туристов: на улицах приграничных и больших городов можно было встретить много двуязычных вывесок. Также двумя языками иногда обозначали иностранные бренды. Всем было все понятно и никому, кажется, не приходило в голову защищать Родину от дружелюбной и успешной коммерческой деятельности.

Надо сказать, что старая Россия, которая представлялась иностранным путешественникам чем-то странным и непонятным, удивляла их буквально — понятностью надписей. Французский путешественник Теофиль Готье, в 1896 году посетивший Россию, оставил воспоминания о вывесках Петербурга. Мы приведем довольно большой фрагмент — не только чтобы вы ознакомились с частью про язык, но и вообще оценили, что увидел житель страны, которая в то время являлась культурным центром мира.

«…Если Невский проспект красив, то поспешим добавить, что он еще и пользуется своею красотою. На этой фешенебельной торговой улице чередуются дворцы и магазины. Нигде, может быть, только еще в Берне, вывеска не выглядит так восхитительно, как здесь. И до такой степени, что этот вид декоративного украшения улиц и домов нужно было бы отнести к разряду ордеров современной архитектуры, прибавить его к пяти ордерам Виньолы.

Золотые буквы выводят свой рисунок на голубом фоне, выписываются на стеклах витрин, повторяются на каждой двери, не пропускают углов улиц, круглятся по аркам, тянутся вдоль карнизов, используют выступы подъездов, спускаются по лестницам подвалов, изыскивают все способы привлечь внимание прохожих.

Возможно, вы не знаете русского языка, и форма этих букв, кроме орнаментального своего выражения, не имеет для вас никакого смысла? Но вот рядом вы видите перевод этих надписей на французский или немецкий языки. Вы еще не поняли? Тогда услужливая вывеска, прощая вам незнание этих трех языков, даже предполагая и тот случай, что вы вообще неграмотны, очень наглядно изображает те предметы, которые продаются в магазине».

Так что наши представления о том, что якобы иностранные торговые марки в старину должны были обязательно переводиться на русский эдаким неуклюжим мемным образом, в корне неверны. Образованный человек в то время знал пару современных иностранных языков и просто не чувствовал, что вывеска «Граммофона» для него чужда и непонятна. Простому народу тоже не приходило в голову протестовать. А может быть, именно из-за этого мы и потеряли ту Россию? Кто знает, вдруг русский народ (многонациональный народ, согласно закону, о котором идет речь) в опасности, просто не осознает ее. Слава Богу, нас всех скоро спасут.

Задонать своей кибердиаспоре
И получи +14 баллов социального рейтинга!