Геноцид инфографики в СССР

Геноцид инфографики в СССР

Обычно, когда мы рассказываем как раньше делали вывески, шрифты или рекламу и каким образом это повлияло на сегодняшний день, — мы пишем в позитивном духе или по крайней мере стараемся беспристрастно показать факты. Сегодня сделаем исключение. Сегодня история о том, как стало очень плохо. Как в Советском Союзе уничтожили инфографику.

То, что можно называть инфографикой — графическим отображением информации, в основном количественной, — в близком к современному виде появилось в России в XVII веке. В Русском царстве вели учет типов и качества земель, составляли специальные землемерные документы с таблицами и схемами. Тогда было еще далеко до современных дизайнерских ноу-хау, и графика в книгах была выполнена в традициях Средневековья. Получалось совсем неплохо для своего времени. По крайней мере, пышных украшений и прочих излишеств тогда еще не придумали, поэтому при желании документы можно прочесть, а данные проанализировать. Также отличались от современных старые русские карты, которые не пытались показать точную форму рек, горных цепей и границ, а пользовались значками.

С приходом картографии Нового времени все изменилось. Петру для войны и развития понадобилось много карт и планов, они должны были быть точными и удобными. Старинные традиции ушли из светского использования вместе с церковнославянской книгой, уступив место более совершенным западным приемам. С тех пор карты мало изменились — Яндекс покажет вам примерно то же, что рисовали хорошие картографы в XVIII веке, а не забавные кружочки вместо озер.

Активно использовать сложную графику для анализа и наглядного отображения данных тогда еще не догадались. Все ограничивалось таблицами, картами и иллюстрациями. Таблицы могли быть огромными и запутанными.

Дело сдвинулось с места только в XIX веке, когда начала бурно развиваться печать. Параллельно развивались просвещение народа и наука. Народу было привычно и удобно показывать картинки вместо стен текста, а рост естественных наук требовал упрощения в подаче собранной информации, которой становилось больше и которая становилась все сложнее.

Несмотря на то, что средневековая манера изображать вещи не такими, какие есть на самом деле, была преодолена, — у инфографики оставался один большой изъян. Украшения. Вензели, рамки, огромные фигуры людей и предметы вместо понятных столбиков, которые считываются глазом за секунду. Сначала пышное барокко, а потом витальный ар-деко опутали таблицы и графики листьями, проросли в них причудливыми корнями и навешали каких-то дурацких масок, рож и случайных предметов — будто у нас тут не наука, а съемная квартира после вечеринки. Тем не менее инфографика как в мире, так и в России стремилась к удобству и рациональности. Она была практичным инструментом для ученых, учителей и издателей газет, которые хотели наглядно показать читателям факты.

В СССР с фактами обращались очень осторожно. Прессу использовали для сообщения населению об успехах, невероятных и не имеющих аналогов в мире. Тут тоже оказалась кстати инфографика, только весьма специфическая. Никто в советской прессе всерьез не собирался предоставлять читателю доступ к данным, над которыми можно подумать и сделать самостоятельные выводы. Выводы за него делала партия. То, что рисовал штатный художник, было скорее не инфографикой, а просто воодушевляющими иллюстрациями хвалебных текстов.

Эта печальная судьба избежала графику, которую использовали ученые для внутреннего пользования. У геологов, зоологов и составителей медицинских атласов были реальные задачи, которые требовали реальных данных, а не жирных стрелок, которые стремятся в космос к улыбающемуся портрету Ленина. Если советские научные схемы публиковались для ученых, то от иностранных они не отличались ничем. Главное не смотреть при этом в газеты и не обращать внимания на то, что делалось для широкой публики.

В сталинской конституции наглядно показано, насколько лучше дело с печатью марксистской литературы в СССР обстояло лучше, чем в России

История нашей псевдо-инфографики была бы навсегда похоронена в библиотечных архивах и пабликах любителей СССР, если бы не любопытные американцы. В мире дизайна есть свои легенды и свои библии. Для инфографики такой библией стала серия книг йельского доктора наук и статистика Эдварда Тафти. Вы наверняка больше никогда не услышите его имя, но вряд ли в мире осталось много схем, сайтов, приложений для телефона и книг, на которые его труды не повлияли хотя бы косвенно. Так вот, в книгах, которые читает весь образованный дизайнерский мир, много примеров того, как делать ни в коем случае не надо. Первым среди них в разделе с красноречивым названием chartjunk — «чартовый хлам» — стоит газета «Правда» со своими феерическими надоями и всеобщей электрификацией. График успехов великой советской державы больше похож на позорный столб.

Средний показатель элементов данных в статистических графиках разных изданий — из книги «Beautiful Evidence»

Сегодня мы многое поняли. За тридцать лет свободы русские дизайнеры отлично научились рисовать все что угодно: делают лучшие в мире сайты, приложения и больше не врут при помощи круговых диаграмм. Все еще сохраняется инерция от советской системы, и даже более старые моды на излишнее украшательство — но можно быть спокойным, что декоммунизация в области fake graphics идет успешно, и ее уже ничто не остановит.