Чучхе, мет, работорговля

27 июля 1953 года человечество было поставлено перед фактом возникновения территории, преданной идеям коммунизма — Корейской Народно-Демократической Республики. Изначально она существовала в формате типичной красной деспотии, коих в двадцатом веке образовалось множество. Партия, вождь и бесконечная власть.

В 1970-х начинается новая эра: наступает время реформ в доме многих наций, Союзе Советских Социалистических Республик. Это время знаменуется открытием континентального Китая для капитализма. Лидером перестройки хозяйства в Поднебесной становится Дэн Сяопин. К 2000-ым годам взаимопроникновение капитализма и китайского социализма доходит до абсурда: в китайском парламенте, где прошла культурная революция и установлена однопартийная диктатура, заседает депутат Жан Кристоф Изе — европейский аристократ, барон фон Пфеттен, французский дипломат, директор Королевского института стратегических исследований Восток-Запад (Оксфорд), член шанхайского комитета по международным делам, консультант по инвестициям 34 местных органов самоуправления в КНР. В 2013 году он организовал в своем бургундском поместье встречу по иранской ядерной программе, на которой присутствовали иранцы, китайцы, евреи, американцы, французы и англичане. Кроме того, барон – католик со связями в Ватикане. Главная деталь: в 1920-х на фабрике его прадедушки во Франции работал Дэн Сяопин.

Картинки по запросу Шато де Селор

Маленькой, но гордой КНДР нужно было искать свою дорогу в новой жизни после глобальных перемен: северный сосед вошел в спираль системных кризисов, а старший азиатский брат старался выглядеть более презентабельно для западных инвесторов. Дорогу к будущему КНДР проложила себе сама, еще в 1948 году приняв разработанную Ким Ир Сеном идеологию Чучхе — опору только на собственные силы.

Деколонизация и холодная война породили множество конфликтов. Один из них заслуживает особого внимания. В 1980 году запускается совершенно необъяснимая цепочка событий в средиземноморской жемчужине Британского содружества, Мальте. Сначала происходит взрыв возле итальянского посольства в Валетте, столице государства. Премьер-министр острова Доминик Минтофф разрывает договор о гарантиях нейтралитета Мальты с Италией, ссылаясь на «волю трудящихся», после чего заключает соглашение о военном сотрудничестве с Каддафи. Соглашение позволяло ливийцам в любой момент высадиться на Мальту для ее «защиты». В 1982 году Минтофф едет в Пхеньян, где подписывает соглашение о сотрудничестве с Ким Ир Сеном.

Гренада.jpg

Из Северной Кореи на Мальту отправляется идеологическая и материальная помощь: огромный тираж литературы Чучхе на мальтийском языке и лёгкое стрелковое оружие. Дальше больше: на бывшую базу английского флота поступают партии минометов и установок ПВО, а неподалеку открывается северокорейская фармацевтическая фабрика. Все это делается, как принято у социалистов, на безвозмездной основе. Впрочем, одну ответную любезность островитяне все же оказали: они организовали у себя для наследника пхеньянского сатрапа (будущего Великого Вождя Ким Чен Ира) курсы английского языка. Поданные её величества привили Ким Чен Иру любовь не только к языку, но и к Винздорам.

Главные по сбыту

Понимая, что путь большого коммунистического соседа неприемлем, но осознавая неспособность прокормить страну, руководствуясь идеями Чучхе, элиты КНДР сделали ставку на чёрный рынок. Для этого специально создали секретное подразделение — Управление 39Его задачей была добыча денег для партийного руководства. Стоит отметить, что подобное практиковалось и в СССР — ту же схему использовало КГБ. Так магазин из «даркнета» с бюрократическим аппаратом начал своё победное шествие. Для транспортировки нелегальных веществ за рубеж использовались дипломатические работники. В семидесятых годах они были пойманы и выдворены из Дании, Финляндии, Швеции, Норвегии, Малайзии и Египта. В этом свете недавняя история с 400 килограммами кокаина в посольстве Российской Федерации в Аргентине не выглядит так дико: когда деньги кончаются, диктаторы идут на крайние меры.

В те же 70-е в КНДР появляются варщики, производящие метамфетамин в государственных масштабах. Хватало даже простым корейцам, тем более, что он прекрасно подавляет голод, а еда в этой стране всегда была в дефиците. К концу девяностых годов мощности по производству метамфетамина позволяли синтезировать около 15 тонн вещества в год (в сегодняшнем денежном эквиваленте это минимум 250 млн $).

Также наращивались производственные силы по синтезу героинак середине 2000-х на переработку отправлялось до ста тонн сырья, а качество технического процесса генерировало финансовый поток в районе 1,5 млрд $. Героином северокорейцы охотно делились с соседями – в результате на Филиппинах сейчас идёт настоящая война с наркотиками. Ещё одним популярным теневым товаром стали фальшивые денежные знаки Федеральной Резервной Системы США. Благодаря высокому спросу и использованию того же оборудования, которое закупает ФРС, фальшивые деньги оказались такими же качественными, как синтезируемые наркотики. Помимо всего прочего, была налажена контрабанда поддельных сигарет. Размах поражает: годовая выручка составила около 100 млн $.

Бюро 121 и Офис 91

За три года до краха доткомов в США были организованы структуры для работы в Интернете. В 2003 году Ким Чен Ир, наблюдая за американской кампанией в Ираке, сказал: «Если сейчас война — это нефть и оружие, то завтра война — это информация». 

В наше время основной целью киберпехоты КНДР стала добыча валюты для Страны Солнца Чучхе. Помимо хакерских атак на сайты, с которых можно украсть деньги, они активно прокачивают персонажей в различных сетевых играх и продают их. Не обошли стороной амфетаминовые хакеры и криптовалюту. Её они и майнят, и воруют с плохо защищенных бирж, прежде всего южнокорейских (до 20% оборота в индустрии). С приходом молодого и перспективного Ким Чен Ына деятельность на этом поприще стала более энергичной и масштабной. Возможно, в закрытой швейцарской школе будущий великий кормчий осознал все прелести киберпанка. Ведь как ещё купить Rolls-Royce Phantom и санкционные вещи в самодостаточной стране с идеологией Чучхе?

Аутсорсинг рабов

Северные корейцы оказались не только хорошими варщиками и взломщиками, но и прекрасными рабами. Режим не стесняется сдавать своих граждан в трудовое рабство по всему миру. Примитивная экономика позволяет делать гастарбайтерами десятки и даже сотни тысяч человек.

Северокорейские рабочие на родине

Для того, чтобы вы поняли, как это происходит в действительности, предлагаем вашему вниманию расследование Vice про такую кооперацию между РФ и КНДР на Дальнем Востоке: