Интервью: движение «Альтернатива» и современное рабство

Интервью: движение «Альтернатива» и современное рабство

Интервью Плакаты Спецпроект

«Пытались убить нашего руководителя — это скорее рабочие моменты», — Максим Ваганов

На сегодняшний день, согласно данным отчета Global Slavery Index, только в России насчитывается около 800 тыс. рабов. Основными видами рабства являются трудовое, сексуальное и, так называемое, нищенское, проще говоря — попрошайки. За время своего существования движение по борьбе с рабством «Альтернатива» освободило около 1300 рабов как в России, так и за рубежом.

Сегодня наш автор Ирина Лаптева поговорила с одним из членов «Альтернативы», Максимом Вагановым.

Материал подготовлен, оформлен и опубликован благодаря вашей поддержке на Patreon.

***

— Расскажи, как ты попал в Альтернативу?

— Я как-то пришёл туда, чтобы снять видео о деятельности Альтернативы. Ну и в какой-то момент Олег Мельников просто спросил: «Слушай, а не можешь помочь с сайтом?» Я согласился. Так, одно за другим, стал помогать, вот так и началось. Ну и с каждым шагом все сильнее погружался в эти процессы. В конце концов, это стало основной моей деятельностью, которая занимает львиную долю времени.

— Что ты думаешь о девушках, которые попадают в сексуальное рабство?

— Я думаю, что каждый человек имеет право ошибиться, но каждый человек имеет право на помощь. Нужно помогать каждой, независимо от того, хотела она заниматься проституцией или нет. Собственно, это основной принцип нашей деятельности — помочь каждому. Проституцией заниматься можно, но брать человека в рабство нельзя.

— Как ты относишься к тем, кто не захотел помощи? Для кого, грубо говоря, заниматься проституцией — норма? Или кому кажется, что он/она вот-вот заработает деньги и выйдет из «бизнеса» без всякой посторонней помощи?

— У нас правило: если человек не сказал, что ему нужна помощь, мы ее не оказываем. Мы не можем помочь насильно. Если кто-то говорит, что ему нужна помощь, то мы, разумеется, приезжаем. Но если у девушки все нормально, то она просто не будет к нам обращаться. Зачем ей это?

— Когда мы говорим о рабстве, обычно первая мысль — это сексуальное рабство и, естественно, женщины. Но в рабство также попадают и мужчины. Расскажи, каким образом.

— Мужчины в сексуальном рабстве? (Смеётся.)

— Нет, необязательно в сексуальном, а вообще.

— Если серьезно, то конечно бывает и такое – мужчины тоже попадают в сексуальное рабство. Это касается в первую очередь людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией, и часто основывается на наличии у рабовладельца компрометирующего материала. Например, некое видео, где человек занимается однополым сексом. Имея такое видео, можно склонить человека к проституции, или заставлять заниматься сексом с собой.

— Сколько примерно человек освободил лично ты?

— Вообще редко бывает такое, что человеку помог лично ты. Почти всегда это процесс командный. Кто-то принимает заявку, кто-то едет по адресу. Причем обычно делаешь это не в одиночку, а с кем-то. Потом часто полиция подключается. Но если сказать, в освобождении скольких людей я принимал участие, то будет где-то человек 20-30, наверное.

— А за какой период?

— Я в организации нахожусь больше года.

— Расскажи, какими путями девушки попадают в это рабство. Какой способ наиболее распространенный? Я слышала про так называемые «модельные тусовки», на которые завлекают девочек, и это приводит в итоге к сексуальному рабству.

— Сейчас есть несколько основных популярных направлений в модельном мире, вроде Китая или Объединенных Арабских Эмиратов. Там постоянно требуются женщины с красивой модельной внешностью. Существует множество людей, которые приглашают приехать к ним в эти страны работать моделью, хостес и подобных вакансиях. Ну, то есть, хостес — это кто? Хостес — это женщина, которая сидит в лобби отеля, она своей внешностью, своим присутствием делает отелю имидж. Приходят люди и видят, что в отеле есть красивые девушки. Иногда кандидаток на подобную работу обманывают. Их нанимают, говоря, что это работа моделью или хостес, потом отбирают паспорта, принуждая к занятию проституцией. Если человек отказывается, то могут применить методы психологического, а иногда и физического давления.

— О чем стоит знать, чтобы не попасть в такую ситуацию? Есть ли какие-то популярные штампы, например, ты видишь модельную тусовку и понимаешь, что с вероятностью 90% ты попадешь в сексуальное рабство?

— Нужно быть очень осторожным, в первую очередь. Никому не верить на слово, не отдавать документы. Особенно это касается паспорта. Ну и, конечно, вероятность, что ты попадешь в рабство, бывает не в 90% случаев. Это относительная редкость. К тому же, стоит узнать о том месте и фирме, куда вы собираетесь лететь, заранее – в интернете или на форумах. Дело в том, что в рабство ведь попадают не только заграницей, но и в России. Тут тоже отдают документы, уезжают куда-то, а потом попадают в такие ужасные истории. А если вы летите в страну, где система ценностей кардинально отличается от принятой у нас, то стоит держать ухо востро.

— В каком государстве, не считая России, чаще всего оказываются в рабстве? Понятное дело, что вы в основном занимаетесь случаями именно в России, но всё-таки?

— Случаи трудового рабства обычно фиксируются внутри России. В основном, это касается различных республик внутри Федерации. А вот карта сексуального рабства выглядит иначе. Если мы говорим о России, то это крупные города, где, скажем так, есть спрос. А заграницей сексуальное рабство обычно процветает в Арабских Эмиратах, Китае, Бахрейне, Ливане. Еще есть третий вид рабства — нищенское, когда кто-то заставляет человека заниматься попрошайничеством. И это тоже касается только крупных городов: Москвы, Санкт-Петербурга, Казани, Краснодара и др.

— Ты несколько месяцев провел в Турции. Там тоже занимался освобождением из рабства?

— Да, в Турции нередко встречаются случаи рабства. Многие женщины, отдыхавшие на турецких курортах, находятся под впечатлением от тамошнего окружения, ведь туристы часто ложно воспринимают свое путешествие за реальное положение дел в стране. В итоге они летят на работу в Турцию, полагая, что там у них все будет хорошо.

— Наверное, тут срабатывает миф, что Турция – хоть и исламское, но все-таки светское государство.

—Это зависит не только от религии. Сексуальное рабство встречается во всех странах, но страны ближневосточного региона в этом отношении выделяются. При этом, никто не предупреждает людей, что они летят в страну, где вероятность попасть в подобную историю повышается. Также, как нет предупреждения о том, что в странах Латинской Америки вероятность быть ограбленным выше, чем в среднем по миру. Ну и, наверное, стоит вспомнить многочисленные сериалы, где экзотические страны представлены в очень ярких тонах, которые имеют мало общего с реальностью. Когда родные края выглядят не столь нарядно, у некоторых людей возникает желание поехать в более привлекательные места, где на деле их часто ожидает совсем не та привлекательная картинка, которую они ожидали.

— Я видела подобные сериалы о заграничных отелях по Первому каналу, да.

— Людям показывают приукрашенную реальность, более привлекательную, чем то, что они видят перед своими глазами. Им хочется изменить жизнь, и они едут в эту сказку, где часто оказывается не так, как хотелось бы. Ведь в таких сериалах не рассказывается обо всех тонкостях.

— С какими трудностями вы сталкиваетесь, когда освобождаете девушек?

— В первую очередь, это трудности с документами.

— Помогает ли вам посольство?

— Российский МИД работает неэффективно. Часто они просто не хотят лишней волокиты, отказывая в помощи. Но за время работы у нас появились знакомые в некоторых посольствах, они могут помочь, если попросить их лично. Конечно, нужно как-то менять подход нашего МИД к вопросу помощи гражданам России за границей. Об этом сейчас много пишут, особенно из-за некоторых провалов ведомства во внешней политике – проблемные вопросы выходят на первый план.

— Насколько я знаю, вы сталкивались с противодействием на Ближнем Востоке. Расскажи про этом подробнее, вам угрожали, пытались убить? С чьей стороны исходила угроза?

—Бывает, пишут разные люди в личку с угрозами. Но к этому уже все привыкли. Из прямых актов агрессии был только один, пожалуй. Это произошло год назад с Олегом Мельниковым, когда на него совершили покушение. И это было в России.

— Многие девушки попадают в беду, уезжая на «заработки» в арабские страны, Индонезию и т.д. Что может предпринять «Альтернатива» для спасения человека в такой ситуации? Насколько реально кого-то вытащить, если он оказался там — в тысячах километров от России.

— Если женщина сказала, что попала в сексуальное рабство, то, конечно, мы можем помочь.

— Если я правильно поняла, у вас существует уже отлаженная схема, по которой вы работаете?

— Да. Но главное, чтобы человек сам заявил, что ему нужна помощь. Всё. Тогда уже будут задействованы все наши способы спасения. В другом случае мы не можем помочь.

— Сколько человек чаще всего принимает участие в одной операции по спасению?

— Два-три человека.

— По какой схеме вы обычно работаете?

—Либо нам звонят, либо на почту приходит письмо, суть сообщения – что нужна помощь. Потом выясняются подробности. Особенно важно узнать адрес, где находится человек, и способ связи с ним. После этого члены «Альтернативы», которые свободны в данный момент, выезжают на место для оказания помощи. Там уже находим человека, изолируем его от рабовладельцев. Очень важно получить документы пострадавшего, чтобы потом можно было беспрепятственно вернуться домой.

— Допустим, вы забираете девушку из отеля и документов у неё нет. Вы их восстановить пока не можете. Бывает ли так, что вас подкарауливают хозяева борделя, пытаются отобрать девушек силой, угрозами?

— Попытки отобрать человека могут быть только в самые первые моменты. Как только вы уехали с места – вы в безопасности, потому что преступники не знают, где вы находитесь в данный момент. Очень важно при освобождении сразу изолировать человека, чтобы рабовладелец не оказывал на него психологического и физического давления. Иначе человек может сломаться, ведь в момент освобождения он находится в стрессовом состоянии. Он реально может захотеть вернуться в рабство.

— Каким образом до вас доходит информация, что кто-то находится в рабстве и его необходимо спасать?

— Часто пострадавшие сами об этом говорят. Как правило, у человека есть какой-то телефон. Он может рассказать о своем положении родителям, родственникам, которые уже сообщают нам. На самом деле, не нужно представлять все так, будто все эти люди сидят в землянках, изолированные от внешнего мира. Часто связь есть, а вот возможности уйти нет.

— Что делать нам, если мы узнали, что кто-то находится в рабстве?

— В первую очередь, позвонить в полицию.

— Ты рассказывал на лекции в «Листве» (книжная лавка в Петербурге — прим. ред.), что полиция в этом случае, скорее всего, будет бездействовать.

— Допустим, ты идешь по переходу и видишь попрошайку. Сначала подойди и спроси, нужна ли ему помощь. Если он отвечает отказом, то ты уже ничем не сможешь ему помочь. Но если нужна, и человека удерживают насильно, тогда необходимо уточнить, с собой ли у него документы. В случае их отсутствия, можно смело вызывать полицию.

— Были ли у вас конфликтные ситуации с пограничными службами иностранных государств, когда вас не хотели пропускать через границу, например?

— Это, в основном, в Ливане. Некоторые члены нашей организации бывали в Израиле, а в Ливане запрещено иметь в паспорте отметки о пересечении израильской границы. Но это не касается нашей деятельности прямо – здесь мы просто становимся заложниками отношений между двумя странами.

— А как складывается ситуация с девушками, которых вы спасаете из рабства? Допустим, у них была виза, но она давно просрочена, и они не могут выехать из страны…

— Это хороший вопрос. Мы платим штраф за каждый день просроченного пребывания в стране, и, на самом деле, это довольно большие деньги. Бывают случаи, когда за одну девушку мы выплачиваем до полутора тысяч долларов – просто для того, чтобы она могла выехать, без учёта стоимости билетов.

— Существует ли поддержка «Альтернативы» со стороны государства или это ваша собственная инициатива?

— Никакой поддержки нет. Весь бюджет формируется из пожертвований. Но основная часть – это личные деньги сотрудников и, особенно, руководителей организации.

— Вы думали об открытии своих представительств в других странах для спасения иностранных граждан?

— Представительства нужны. Причем не одно, а несколько, в разных регионах мира. Однако, все упирается в финансы, ведь это дополнительные расходы. Имея такие региональные офисы, можно было бы увеличить штат организации. Но для подобного тоже нужны деньги. У Альтернативы таких возможностей нет, поэтому приходится работать, точечно летая за конкретными людьми.

— Можно ли пожертвовать «Альтернативе» деньги или что-то другое, одежду, например, и где это можно сделать?

— Можно пожертвовать деньги на нашем сайте. А насчет одежды – у нас сейчас нет офиса, и пока мы не можем принимать вещи. Но, конечно, мы не откажемся от любой другой помощи.

— Как ты думаешь, почему в XXI веке всё ещё существует проблема рабства?

— Думаю, что оно существует потому, что существует криминал. Не все люди ангелы. Некоторые стремятся зарабатывать нелегальными способами. И мне кажется, что такие люди будут всегда, пока существует само человечество. Но с этим все равно стоит бороться.

Тэги
я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти я обязательно выживу нажми, чтобы спасти