Нынешняя проблема с мужественностью — не то, чем кажется

Оригинальный текст «Today’s Problem With Masculinity Isn’t What You Think» впервые опубликован на Medium отставным солдатом Бенджамином Следжем.


«Странно, как смертные люди за всё нас, богов, обвиняют! Зло от нас, утверждают они; но не сами ли часто гибель, судьбе вопреки, на себя навлекают безумством?»

Гомер, Одиссея

У меня не сохранилось фотографий с того дня, когда папа навещал меня в университетском общежитии штата Оклахома. В сравнении с фото Материнского Дня, прошедшего несколькими месяцами позже, оно казалось очень неловким. Не то что бы мне было неловко фотографироваться с моим отцом — мы все улыбаемся — но фото со Дня Отца, висевшее над столом моего университетского брата в одном ряду со снимками с вечеринок, выглядело совершенно неестественным.

Каждый год университет приглашает родителей провести день со своими детьми. Большинство едят в одном из легендарных Eskimo Joe’s, тусуются, а затем отправляются на футбольный матч. После этого настает время баров или ещё какого-нибудь ночного движа, на который остаются силы у усталого родителя. У общежитий всегда можно увидеть студентов, позирующих со своими любимыми родителями.

Фотографии с мамами всегда выходят круто. Вот мы с ней обнимаемся или целуемся. Все выглядят веселыми и получающими удовольствие от встречи. Если мама, как это было в моём случае, выбиралась со мной в бар выпить, можно было познакомить её с интересной вам девушкой, в истинно джентльменской манере. Затем вы бы познакомились с матерью этой самой девушки, и обе мамы хором бы начали умиляться, какая красивая пара может получиться из вас[1].

Найдете меня? Я в обнимку с мамой, она в зеленой рубашке

С папами все было по-другому, разница, как между Землёй и Сатурном.

От групповых фото веяло холодом. Да, может там и были объятия, но очень неловкие, сбоку, которые так характерны для христиан, «оставляющих место для Святого Духа «. Все выглядят, как философы-стоики; улыбки кажутся несколько натянутыми. Когда же отцы приезжали в бар, они вели себя, как Френк Танк[2] или сканировали помещение, словно Терминатор. И уж конечно, большинство парней никогда не знакомило своих отцов с девушками. В отличие от моей мамы, с отцом мы просто пообедали и обменялись новостями, а затем ему пришлось уехать — на следующий день нужно было выходить на работу.

Я долго удивлялся, почему же эти две фотографии оказались такими разными. Как мы оказались вдруг «маменькиными сынками», при этом постоянно пытаясь «быть мужиками»? Почему у нас нет той степени близости с отцами (и даже друзьями-сверстниками), которая так привычна нам в общении с матерями?

 

Где можно научиться «быть мужчиной»?

Фото с Дня Отца настолько засело в памяти, что я начал спрашивать других мужчин и друзей. Но вопрос, который я поначалу задавал, оказался слишком сложным. У кого вы научились эмоциональной близости? Есть ли у вас чувство такой близости с друзьями мужского пола? Некоторые ребята смеялись. Другие удивленно смотрели в ответ и отвечали чем-то в духе «Это ещё что такое?» Поэтому я поменял вопрос:

«Учил ли вас папа, как быть мужчиной?»

Полученные ответы относились в основном к установке запаски или замене масла, ну или к завязыванию галстука. Это заставило меня задуматься. Если это то, что считается мужественностью, мы по уши в говне. Так что я начал рыть дальше.

«Ваш папа когда-нибудь говорил с вами об ошибках, которые он совершил в жизни? Был ли уязвимым? Учил ли он вас, как ухаживать за девушками и вести себя с ними? Как выбирать друзей? Говорил ли он о сексе, порно или мастурбации?»

Поразительно, что в иудео-христианской литературе существует целый раздел Библии — «Книга Притчей Соломоновых», которая посвящена как раз тому, как рассказывать сыну о деньгах, друзьях, сексе, прелюбодеяниях, мудрых решениях, браке и бизнесе, но в Америке я постоянно получал от мужчин ответ: «Нет, мой папа о таком не говорил». Если эти вопросы и обсуждались, то обычно это было что-то в духе «Ну, секс это так… в общем, вот так правильно». А по причине того, что мы живем в то, время, которое я называю Поколением Безотцовщин, частенько фигуры отца и вовсе нет.

Так где же мы учимся быть мужчинами?

 

Влияние альфа-самцов

Большинство из тех, кто читал Повелителя Мух, вспомнит, как группа пацанов скатывается в дикость и проламывает голову Хрюше. Для большинства мальчиков в наши дни процесс взросления не лишен сходства. Если некому учить молодых людей добродетели, закалке характера или ответственности, появляется альфа-самец, который считает, будто понимает, как устроен мир, а остальные следуют его примеру. Иногда альфа-самец оказывается в позиции лидера, подражая проблемному поведению хреновой отцовской фигуры дома, а его друзья могут счесть такое поведение крутым по причине отсутствия собственных положительных мужских примеров. Батёк показывает ему порно, поэтому он показывает его своим друзьям, которые с ранних лет учатся воспринимать женщин как предмет. Батёк постоянно говорит о спорте и может сказать, за какую университетскую команду любой из игроков «Patriots» играл в футбол, будучи юниором, поэтому его альфа-сын тоже говорит с друзьями о спорте и подкалывает их за отсутствие энциклопедических знаний о нём. Папаша часто отзывается о женщинах в пренебрежительном тоне — сынок и его друзья тоже начинают имитировать его поведение. Батёк напоминает сыну, что настоящие мужчины не плачут, настоящие мужчины всегда ведут себя сдержанно и круто. Настоящие мужчины злятся, когда их оскорбляют. Настоящие мужчины не показывают свои эмоции.

Такие фото — это круто, но увы, у большинства мужчин вызывают ассоциации с геями, а не просто друзьями

Естественно, всё это не ограничивается влиянием одного альфача. Многие из этих идей и типов поведений подспудно влияют на умы мальчиков через то, что они видят и слышат в СМИ и в сети. Волки учат своих щенков быть волками. Но мы больше не живем стаями. Мы предпочитаем быть одинокими волками. И даже если собираемся в стаи, то не показываем слабости из страха, что нас сожрут.

В мире становится очень одиноко, если нет друзей, с которыми можно поговорить по душам. Гораздо чаще в мужской дружбе бывает так, что вы не можете высказать свои страхи или поделиться наболевшим без опасения прослыть слабаком. Не осталось духа товарищества. Все отношения остаются поверхностными: пойти выпить после работы или сгонять вместе на матч. Без понимания, как управлять своими чувствами, вы не сможете понять, как пережить отказ, разрыв отношений, страх, одиночество или печаль — не говоря уже о чём-то более серьезным. Добродетели вроде силы характера, верности, любви, скромности, храбрости и открытости замещаются пороками типа гнева, зависти, тщеславия и гордыни.

Хотя мужчины всё же нуждаются в эмоциональной близости с другими мужчинами, некоторые из нас стали настолько на неё скупы, что даже понятие сильной связи считается женственным. Вместо этого мужчины находят выход во вспышках насилия или редких минутах откровенности с незнакомцами в сети вместо реальных отношений.

 

Взрыв в Остине и порно-заплатка

«Сколько у него коз и овец, может сказать каждый, а вот сколько у него друзей, он сказать не может».
— Марк Туллий Цицерон

Когда серия взрывов, потрясшая Остин, штат Техас, появилась в новостях, друзья начали звонить мне и спрашивать, всё ли со мной в порядке. После того, как они убеждались, что со мной все хорошо, они спрашивали, не похожи ли взрывы на дело рук кого-то с опытом боевых действий (вроде моего).

Весь Остин и окрестности были парализованы страхом, слухи подавались как факты. Соседи говорили, что следующего удара стоит ожидать в нашем районе города. Я смеялся над их паникой, порождённой дезинформацией и подкреплённой свойством людей верить в то, во что мы хотим верить или в то, что согласуется с тем, во что мы уже верим.

Когда я объяснил, что взрывы в Остине скорее говорят о любителе, который насмотрелся YouTube или просвещался даркнетом или сайтами джихадистов, многие спрашивали меня, в чём же его мотив. Пока многие до сих пор ищут мотив, исповедь виновника, Марка Энтони Кондитта, не содержит внятного объяснения. Я думаю, что он у нас перед глазами. В заявлении, которое сделал шеф полиции Мэнли Брайан по поводу видеопризнания Кондитта, говорится, что это был «крик о помощи глубоко запутавшегося молодого человека, говорящий о проблемах в его личной жизни, приведших его к этой точке».

Окружающие не поняли заявление Мэнли, всё внимание было направлено на то, не было ли это терактом и не было ли расового подтекста, поскольку двое из пострадавших были видными фигурами чёрного сообщества Остина. Я думаю, что правда гораздо проще — как и многие другие мужчины нашего поколения, Кондитт был одиноким, изолированным и убеждённым в том, что мужчины выражают гнев и боль через насилие. Как я говорил в другой своей статье, у этого поколения нет навыков, необходимых для того, чтобы справляться с трудностями и невзгодами. Люди хронически одиноки, даже несмотря на то, что связываться теперь проще, чем когда бы то ни было. Обратите внимание, что в СМИ нет ни одного интервью с друзьями или бывшими девушками Кондитта. В интервью только старые знакомые из школы или церкви. Можете не пытаться подловить меня на том, что его отец якобы достаточно о нём заботился, потому что он воспитывался в религиозной семье. Зачастую религиозные семьи как раз беднее всего на эмоциональную поддержку молодых людей.

Марк Энтони Кондитт, остинский бомбист

Подозреваю, один момент может подтвердить мои догадки о об остинском бомбисте — смотрел ли он порно на регулярной основе. Поясню мысль: поскольку у нас нет информации о том, что у него были друзья или подруги, следующим по частоте занятием для молодого одинокого парня обычно становится просмотр порно.

Просто посетите 4Chan или аналогичный сайт и убедитесь, что болтовня там нередко вращается вокруг порно и самоироничных шуток о проживании в подвалах родителей. Это лёгкая заплатка, подменяющая отсутствующую эмоциональную близость с реальными людьми.

Никак не найти девушку? Порно поможет.
Не знаешь, как разговаривать с женщинами? Порно поможет.
Получил отказ в ответ на приглашение на свидание? Порно поможет.

По долгу службы я нередко консультирую парней по поводу зависимости от порно. Им всегда кажется, что проблема именно в порно, но это всегда лишь симптом чего-то более глубокого. Я обнаружил, что каждый из тех, с кем я беседовал, испытывал нехватку эмоциональной близости с отцом в процессе взросления. Это может показаться смешным, но всё же стоит обдумать отрывок из книги доктора Джошуа Штрауба «Благополучный дом»[3].

Команда исследователей из Школы медицины Джона Хопкинса нацелилась провести 30-летнее исследование с целью установить возможную общую причину пяти важных проблем: психических заболеваний, гипертонии, злокачественных опухолей, ишемической болезни сердца и самоубийств. Наблюдение за 1377-ми студентами в течение тридцати лет показали, что наиболее часто упоминаемая из общих предпосылок оказалась неожиданной для всех. Они обнаружили, что превалирующим по частоте фактором этих трагедий было отсутствие близости с родителями, особенно с отцом.

 

Поэт-воитель

Однажды поздно вечером я выкатился из пыльного здания, как пьяный пират, отвыкший от суши. От недавно полученных новостей кружилась голова, хотелось одновременно блевать и орать. Иракская база посреди Рамади, в которой я был дислоцирован, наполняла ночь гулом генераторов, к шуму которых прибавлялось моё шарканье. Ещё один шаг, и я рухнул в пыль и заплакал, пока слезы не смешались с грязью на моём лице и руках.

Пустую оболочку человека, лежавшего на земле с грязным от подтёков слез лицом, обнаружил мой друг Грег. «Она бросает меня. Она от меня уходит… Боже, она действительно уходит» — вот и всё, что мне удалось выжать из себя между сотрясающими тело рыданиями.

Тридцать минут назад я получил опустошающую новость о том, что моим отношениям пришёл конец. Ирак и так был достаточно напрягающим местом, а теперь и та, кого я любил больше всего, оставила меня. Грег прижимал меня к свей широкой груди и обнимал, пока я плакал. Сказанное им той ночью изменило всё.

«Ты не один… и вместе мы с этим справимся».

Многим армия кажется воплощением последнего великого бастиона мужественности. Даже английский писатель Сэмуэл Джонсон однажды заметил, что «каждый мужчина относится к себе хуже, если никогда не был солдатом или моряком»[4]. Я часто слышу подобные настроения от людей, когда они узнают, что я служил в боевых командировках. «Я хотел служить, но не позволило здоровье/родители настояли на поступлении в колледж/[вставить любую другую причину]». Хотя многие мужчины (но не все) рассматривают армию как признак мужественности, они упускают из виду или до конца не осознают ту глубокую эмоциональную связь, которая возникает между солдатами. Они всегда видят воителей, но никогда — поэтов, способных на глубокие переживания.

О всех, с кем я служил, я мог бы вам подробно рассказать — об их жизненных историях, страхах, победах, отношениях и борьбе. Мы плакали, обнимались, смеялись и делились друг с другом самыми тайными секретами.

Солдаты на войне

Стало модно считать ПТСР[5] единственной причиной того, что солдаты самовыпиливаются со скоростью эпидемии, но я считаю, что ответ гораздо проще. Нам одиноко и не хватает той эмоциональной близости, которую мы испытывали с братьями по оружию.

Те, кто придерживается губительного мнения, что мужчины должны сдерживать свои эмоции, вероятно, не знают о способности солдат глубоко чувствовать, в значительной степени благодаря поддерживаемым отношения, и о том, что у них есть эта якобы «слабая» сторона.

 

Где же вы, отцы?

«Самое великое наказание — это быть под властью человека худшего, чем ты, когда сам ты не согласился управлять».
Платон, «Государство»

Будучи ребенком, я прыгал с домов, пытаясь имитировать Супермена, совал пауков в микроволновку, пытаясь стать Человеком-пауком, каждая палка была мечом, а яблоко — гранатой. Тщательно обкусанный в форме пистолета крекер служили нам с братом оружием в наших тайных крекерных войнах.

Но, помимо этого, я рисовал и любил искусство. Я пел в хоре. Я играл с Барби. Я писал стихи и рассказы.

На сегодняшних мальчиков идёт нападение с двух сторон.

1. Шалопайство, игры с мечами или войнушки кажутся на фоне недавних событий признаком того, что дети вырастут психопатами.

2. Люди ошибочно полагают, что чувствительность и видимые проявления эмоций это признаки слабости.

Как следствие, молодые люди растут в замешательстве. Им не дают участвовать в здоровых играх, вырабатывающих чувство товарищества, у них нет необходимой эмоциональной связи с отцами или другими людьми. Невозможность ощутить свою причастность к какой-либо общности вызывает у мужчин апатию и равнодушие, заставляя погружаться в летаргию цифровых миров.

В наше время многие хорошие люди остаются безучастными, в то время как зло, подобно раку, продолжает разъедать понятие мужественности. Мы учим молодых мужчин не добродетели или твердости характера, но пороку. Мы говорим им забивать свои чувства, но не быть слишком маскулинными, потому что это плохо. Внутренний воин оказывается сокрушен, а поэт заклеймлен как тряпка.

Я не знаю, как это можно исправить, но я уверен, что ответ начинается с «отцовства» сильных мужских фигур по отношению к остальным. Для того, чтобы изменить нашу культуру изнутри, нужны сильные люди с цельным характером, а не крикуны, вещающие со своих соцсеточных трибун. Любое изменение будет результатом личного наставничества между сложившимися мужчинами и их учениками, потерявшимися в современной культуре.

Для этого нужны люди чести.

Для этого нужно мужество в мире, который потворствует порокам.

Только так мы сможем воспитать поэтов-воителей.


Бенджамин Следж

Рассказчик | Раненый ветеран | Металлист | Дизайнер |
Кровь на страницах заметок делает их достовернее: https://blog.heartsupport.com

  1. В университетах США студенты называются братьями и сестрами (fraternity brothers, sorority sisters), а мужские и женские общежития — домами братства/сестринства (fraternity house, sorority house).
  2. Персонаж фильма Old School, 2003
  3. Safe House, Joshua Straub, 2015. ISBN 1601427891
  4. Джеймс Босуэлл, «Жизнь Сэмуэля Джонсона»
  5. Посттравматическое стрессовое расстройство