Недобровольный волонтёр

Недавно завершилось 5-минутное послание Владимира Путина народу России, в котором Президент поблагодарил персонал медицинских учреждений, волонтёров, добровольцев и «всех граждан, которые осознали и прочувствовали свою личную ответственность в борьбе с эпидемией».
Но как же на самом деле обстоят дела у волонтёров и всех «прочувствоваших ситуацию» граждан?

Про новую клинику в Коммунарке написали и рассказали все, кому не лень. А про то, что происходит на местах — скорее всего никто и никогда не расскажет.
С недавних пор мы сконцентрировались на освещении ситуации в регионах и успели рассказать вам о происходящем в Поволжье и конкретно в Уфе, а сегодня мы публикуем рассказ нашего коллеги, который работает в сельской администрации одного из населённых пунктов Кубани, принявших на себя удар.

***

Так, с чего бы начать… Перефразируя Жоржа Милославского из известной каждому зрителю кинокартины – «имя мое слишком известно, чтобы я его называл», обойдемся без деанона.

Живу и работаю я, волею судеб, на юге нашей Родины, в сельской администрации, уже несколько лет на должности специалиста – это такая универсальная должность большинства чиновников органов местного самоуправления. В каждой администрации есть глава, зам, юрист и куча специалистов.

Уж не знаю, как в городах, но в сельской глубинке эта должность означает, что в круг твоих обязанностей входит вообще всё: от необходимости отвечать на письма разной степени адекватности, до растаскивания по углам ринга соседей, не поделивших, кому пилить дерево на меже. Также, ввиду того, что в сельской местности, по известным причинам, туго со всяческими добровольческими организациями, которые правительство нашего богоспасаемого Отечества в последние годы взялось усиленно плодить – участие в этих организациях ложится на плечи администраций. Поэтому, в большинстве случаев, работник администрации за свою «зарплату среднего класса» (с) в довесок к своим основным обязанностям получает еще несколько очень «важных» и «нужных» должностей:

— волонтёр широкого профиля;

— член добровольной пожарной дружины;

— член не менее добровольной народной дружины.

Это позволяет соблюсти все формальности, сдать наверх красивый отчет, отправить людей на работы и с чистой совестью ничего им не платить. Обычный рабочий процесс.

Теперь о ситуации с коронавирусом. Все знают о героической борьбе Собянина с вирусом в Москве – на этом сосредоточено 99% телевизионного эфирного времени и столько же в постах провластных телеграмм-каналов. Ситуация по остальным регионам страны мониторится в региональных новостях. Что творится в глубинке – не освещается, к сожалению, практически никак.

Информация о первом случае заболевания в нашем регионе (им оказался студент одного из московских ВУЗов, приехавший к родителям из-за закрытия учебного заведения на карантин) вечером 25 марта породила настоящий щитшторм по Whatsapp-чатам: сразу разлетелись слухи о том, как он три дня пытался сдать анализы и в итоге заразил OVER9000 человек (хотя официально, по состоянию на 31 число, в регионе зафиксировано 4 положительных случая и 6 – под подозрением), а также призывы к тотальному закрытию сел, никак даже не связанных с местом проживания семьи заболевшего. Не сказал бы, что к подобному не готовились – меры, аналогичные московским, на местном уровне начали предпринимать практически одновременно, но количество людей с отношением в стиле «Москва далеко и нам пофиг» очень сильно поубавилось.

Настоящая жесть пошла после объявления «нерабочей недели». Сидишь, работаешь, за полчаса до конца рабочего дня приходит распоряжение на обход нескольких сотен жителей возрастной группы 65+, отдельно отмечено, что спешить не нужно.

В субботу приходит письмо, что весь список надо отработать до воскресенья. Охреневаешь, и два «выходных» дня, поделив «зоны ответственности», как и другие сотрудники администрации, носишься по адресам из списка, кое-как выполняя требования. В воскресенье приходит письмо, что из этого списка нужно отобрать всех одиноких и маломобильных.

И в этот момент ты начинаешь понимать, что всё ОЧЕНЬ плохо. Подтверждая твои кошмары приходит следующее письмо, согласно которому всех добровольно-принудительных волонтеров прикрепляют к маломобильным и одиноким людям из списка, а номера телефонов прикрепляемых сотрудников необходимо предоставить еще вчера.

Что мешало подключить соцслужбы за пару недель ДО (тем более что про людей возраста 65+, как основную группу риска, было известно давно) – неясно. Видимо, без форсмажоров жизнь – не жизнь.

Маски с аптечных прилавков вымели подчистую еще в то время, когда в Москве были выявлены первые зараженные. Что-то более серьезное даже в интернете не заказать, в хозмагах обычные пылевые маски продаются от 180р, предприимчивые частники запустили пошив масок из подножных материалов – от бинтов с завязками из резиновых колечек, которые отпиливают уши чуть менее, чем сразу, до тряпок веселенькой расцветки «в цветочек». Стильно, модно, степень защиты – ноль.

«Но ведь это простые люди, а чинуши-то обеспечены!»

Нет, обычных медицинских масок нет, и все ходят в самопальных. У автора была заначка из некоторого количества обычных медицинских масок, этим и спасаюсь.

Правда, в итоге СИЗ подвезли. Маски самопальные, из марли, через которые на просвет отлично видно лампочку. Ну, хоть резинка уши не отпиливает. Перчатки одноразовые есть, и много – благо, хоть этого добра пока хватает. Модные чёрные, кстати, разметают в первую очередь.

Пятилитровая бутыль этилового спирта, для дезинфекции. Можно руки помыть, а можно и как успокоительное. Вишенкой на торте в этот день, была смс-рассылка рекомендаций МЧС о том, что респираторные маски должны быть не менее FFP2/N95.

По поводу продутов — пустых «московских» полок замечено не было. Всё-таки деревня, тут почти у каждого имеется своё хозяйство и погреб с консервацией, а тушенку и раньше покупали разве что ради прикола.

В целом, наблюдается глупое (местами) копирование действий и мероприятий, без учета местных реалий. В Москве началось оповещение граждан о соблюдении режима самоизоляции через ДПС/ППС? Ну, так мы не хуже – сотрудникам администраций взять рупоры, вот вам запись оповещения, катайтесь и включайте, полиция тоже поможет, население проникнется. Ах да, вот вам, под вечер, другой вариант оповещения, в котором, из 30 секунд 15 – бюрократическая вода про дополнение к приказу с датой дополнения. Что, в этом случае, мешало скопировать простой и понятный московский вариант про «сидите дома» и использовать его – неясно.

Итого, обстановка последних дней – администрация и ППС катаются с рупорами, призывая жителей сидеть дома и не выходить без необходимости, «волонтеры» примеряют на себя роль курьера «Яндекс.Доставки», жители ругаются на отсутствие масок, ППС ловит пенсионеров, которые утром возвращаются из магазина с хлебом, пенсионеры посылают ППС, район требует фотоотчет о проделанной работе (будь проклят Инстаграм), «добровольная народная дружина» совместно с полицией вечером ловит пенсионеров, которые слоняются по улицам/сидят на лавках. Пока ни одного не поймали:)

Параллельно отлавливаются все, кто в течении последних недель пересекал границу страны и, на всякий случай, проверяются на наличие вируса. Либо просто садятся на двухнедельный карантин, чтобы не заморачиваться. Охота на сгонявших за бугор объявлена открытой! Количество писем разной степени полезности увеличилось кратно, обычную работу никто не отменял. Хоть разорвись, но сверхурочных тебе не заплатят.

Наконец-то отменили ярмарки выходного дня («жители, сидите дома, не толпитесь, но на ярмарки — можно.» Красота же!). Народ, в массе своей, проникся ситуацией, бабушек на лавочках нет. Потеплело и все перебазировались в огороды.

О потере работы в основном не думают, так как большинство людей либо бюджетники, либо работает в пищевой сфере, которую закрытие не коснулось (слава аграрным регионам, в кои-то веки). Настроение в стиле «90-е пережили и это переживем». Но думать о том, что будет, если все это затянется на месяц-два, не хочется.

Подводя итоги, можно сказать, что глубинка к массовой эпидемии не готова, и что в который раз Россию спасают ее расстояния. Что будет дальше — посмотрим.