Записи сообщества Плакаты

Заметки из города ангелов: глава третья

Потрясающая особенность Америки – это многообразие выбора там, где, как мне казалось раньше, никакого выбора даже представить нельзя. После глубоких двухминутных размышлений я нашел тому две наиболее очевидные причины. Первая – судебные тяжбы. Боже упаси обидеть какое-нибудь новоявленное меньшинство и не предоставить, скажем, специальные кружки для левшей-трансгендеров. Затаскают по судам. Вторая причина – это прибыль. Парадоксально, меньшинства стали большинством, и если ты не причисляешь себя хотя бы к нескольким ущемленным группам, то ты явно не в тренде. Вряд ли кто-нибудь всерьез бы задумался о производстве безглютеновой водки, если бы внезапно у половины людей не обнаружилась непереносимость этого самого глютена.

Такие удивительные и интересные перемены в общественной жизни сказываются и на мне. Обычно я закупаюсь в одной и той же сети супермаркетов, и недавно мне захотелось молока. Такого обычного молока, 3,5% жирности из коровьей сиськи. В отделе молочных продуктов огромный выбор, так что сначала я не заметил подвоха. Не хочешь жирное молоко – вот тебе «fat free». Хочешь немного себя побаловать – есть «lowfat». Есть даже «reduced fat» для особых экстремалов (это аж 2% жирности). Непереносимость лактозы? Есть как минимум соевое, кокосовое и миндальное. Если сомневаешься в обычном соевом – есть соевое органическое. Это всё потрясающе, вроде бы для каждой, даже очень узкой группы потребителей есть свой товар. Кроме меня. Ведь я пришел за простым жирным коровьим молоком. Ближе всего я был к цели, когда увидел заветные буквы «whole milk». Но и под ними было дополнение – «lactose free». Как бы молоко, но как бы и нет.

Продукты с пониженным содержанием калорий – это вообще отдельная тема. Мое знакомство с Америкой, что вполне логично, началось с аэропорта. Если конкретнее – с туалета. Американские унитазы в общественных местах обычно больше европейских процентов на тридцать. Я рассказал об этом одному американцу. Он согласился и сказал «да, это потому что мы толстые». Я согласно кивнул, на что он ответил «шутка» и засмеялся. Я не смеялся, ведь на самом деле в этом есть доля правды. В Калифорнии не так много жирдяев, разъезжающих по супермаркетам на мопедиках, но народ в принципе крупнее, чем привычные мне россияне. А стройных в моем понимании девушек меньше в разы. Но это совсем другая история. Сейчас я веду к тому, что озабоченность ожирением породила такие маркетинговые уловки как обезжиренное молоко, безглютеновая водка, сахар без калорий или диетическая кола. Например, у меня в офисе стоит холодильник с напитками для сотрудников. Я не любитель сладкой газировки, но однажды очень захотелось покрытую капельками конденсата баночку ледяной колы. Кроме шуток, в этом холодильнике оказались, наверное, все вариации американских содовых, за исключением оригинальных сладких версий с десятком ложек сахара на банку. Пришлось взять диетическую колу, и если вы никогда ее не пробовали, даже не пытайтесь – это отвратительно. Такая же история с сахаром в офисе. Низкокалорийный сахар, коричневый сахар, стевия… Но нет обычного вредного белого сахара. Я не часто подслащаю чай, но когда делаю это в корпоративном офисе в Калифорнии – использую четыре-пять пакетиков этого несладкого псевдосахара вместо одной ложки «ядовитого».

На потребительском уровне инклюзивность не заканчивается. Когда я поступал в университет, мне полагалось внести данные о своей национальности и половой принадлежности. Глупо было бы ожидать от самого либерального университета в мире, что они не включат в анкету как минимум пару десятков разных полов, но этим уже никого не удивишь. А вот раздел с расами меня, тогда еще совсем незнакомого с тонкостями английского языка, поразил. Под одной только расой «азиат» было три десятка разных вариантов. Оказывается, восточные китайцы как-то разительно отличаются от северных и северо-восточных, а вьетнамцы и тайцы это принципиально разные этнические группы. Негры тоже бывают разными, минимум пара десятков подтипов. Это интересно, я об этом раньше не думал, и это имело бы смысл при одном условии… Если бы белые не были представлены в этой анкете одним разделом – «caucasian». Я тогда вообще не знал, что в английском это универсальное слово для белой расы, и несколько раз перечитал весь представленный список в поисках слова «rus’», «slav» или хотя бы «white». Но нет, в тот момент мне пришлось стать «кавказцем». То есть восточный китаец отличается от северо-восточного больше, чем кавказец от скандинава? Или у белых угнетателей нет права на самоидентификацию? Опять же, я не против двадцати видов негров, даже так – мне плевать. Но в таком случае было бы справедливо аналогично раскрывать тему белых. Или не раскрывать тему вообще, а оставить 5-6 основных типов в этой злосчастной анкете. Я, наверное, вернусь к теме обратного расизма, но не в этой заметке.

Ну и последний пример общества для всех. Поступая или уже учась в американском университете, можно попытаться выпросить какой-нибудь грант на стороне. Есть множество разных фондов, которые готовы выделить тебе средства, если ты подходишь по какому-нибудь признаку. Например, гранты для матерей-одиночек или для тех, кто первый в истории своей семьи поступил в колледж. Некоторые фонды очень специфические типа фонда для японских иммигрантов в пятом поколении. Доходит чуть ли не до отдельных фондов для потомков викингов или для карликов-трансвеститов, чистящих бассейны. Для меня не стало сюрпризом, что я не нашел ни одного фонда, хоть немного близкого белому гетеросексуальному атеисту. Наверное, фонд для лесбиянок был бы мне ближе всего, если учесть, что хоть где-то у нас с ними сходятся интересы.

Вообще, беспокойство американского общества (не государства) о судьбах толстых нетолерантных к лактозе веганов из западного Китая это хороший знак. Какими бы дикими и мелкими ни казались общественные проблемы подобного рода, они показывают очень важную деталь жизни в США: американцам не надо волноваться, что у их родителей пенсия 150 долларов. И это здорово.

Следующий пост👉