История Плакаты

Восстание в Рыбинске

«У победы тысяча отцов, а поражение всегда сирота»

Джон Фицджеральд Кеннеди, после неудачной высадки десанта кубинских контрреволюционеров в заливе Свиней в апреле 1961 года


Июль 1918 года ознаменовался несколькими крупными антибольшевистскими восстаниями на севере бывшей Российской империи. Взбунтовался Муром, Кострома, Рыбинск, а самое крупное произошло в Ярославле. Восставшие своими действиями дали толчок всему будущему сопротивлению большевистской власти и показали, что «триумфальное шествие советской власти» существовало только в мечтах Ленина и других революционных лидеров. Среди всех этих восстаний относительно малоизвестным остаётся Рыбинское, произошедшее 8 июля 1918 года, (несмотря на то, что его лидеры считали его наиболее важным из всех). Возможно, это связано с тем, что восстание в Рыбинске пошло по совершенно противоположному пути в сравнении с тем же Ярославским. Однако оно значительно повлияло на ход Гражданской войны в Верхнем Поволжье, поэтому я считаю, что оно заслуживает подробного рассказа.

Рыбинское восстание являлось составной частью общего плана антибольшевистских выступлений, разработанного Союзом защиты родины и свободы – военной офицерской организацией под руководством знаменитого лидера эсеров и террориста Бориса Викторовича Савинкова. Бывший во время Российской империи ярым революционером и противником старого режима, После Октябрьского переворота Савинков выступил против большевиков, примкнул к Белому движению и боролся с советской властью до самой смерти на Лубянке в 1924 году.

У Союза были глобальные планы. Он намеревался поднять восстания в Костроме, Нижнем Новгороде, Ярославле, Рыбинске, Ростове, Муроме и Казани. Савинков планировал отрезать Москву от Архангельска, где в начале июля 1918 года ожидалась высадка десанта англо-французских войск, которые должны были поддержать восставших, так как те выступали за продолжение войны с Германской империей. С помощью войск Антанты и чехословацкого корпуса столица должна была быть окружена со всех сторон взбунтовавшимися городами. Рыбинск в этом плане играл очень важную роль.

Рыбинск в тот период являлся крупным портовым городом на Верхней Волге, находящимся всего в 82 километрах от Ярославля и соединённым железной дорогой с Москвой и Петроградом. Его захват лёг в основу всего плана восставших, так как необходимо было взять под контроль огромные запасы снарядов, патронов и обмундирования для шестой Красной Армии Северо-Западного фронта, которые находились в городе. Начальник отдела Союза А.А. Дикгоф-Деренталь отмечал, что «Ярославское и Рыбинское выступления организационно были тесно связаны одно с другим
и одно без другого теряли самостоятельное значение».

Члены Союза считали, что восстание в Рыбинске ждал несомненный успех. Савинков в своей «Борьбе с большевиками» писал о ситуации в Рыбинске:

«Я не очень надеялся на удачное восстание в Ярославле и почти был уверен, что мы без особенного труда овладеем Рыбинском. Как я уже сказал выше, нам было важнее овладеть Рыбинском, чем Ярославлем. В Рыбинске было много артиллерии и снарядов. В Ярославле не было почти ничего. С другой стороны, в Рыбинске наше тайное общество насчитывало до 400 членов, отборных офицеров кадровых и военного времени, большевистский же гарнизон был немногочислен. В Ярославле соотношение сил было гораздо хуже. Организация была качественно ниже и количественно слабее, чем в Рыбинске, а большевистских частей было больше. Чтобы увеличить наши ярославские силы, я распорядился послать из Москвы несколько сот человек в Ярославль. Полковник Перхуров имел задачей, овладев Ярославлем, держаться до прихода артиллерии, которую мы должны были ему подвезти из Рыбинска».

К сожалению, всё произошло совершенно наоборот – Ярославское восстание достигло успеха, а Рыбинское потерпело неудачу.

Большую значимость Рыбинска понимали и красные. Председатель исполкома Ярославского губсовета рабочих и солдатских депутатов С.М. Нахимсон подчеркивал: «Рыбинск имеет огромное значение вследствие того, что тут основная база всего артиллерийского имущества
и снаряжения всех армий Северного фронта. Оружием этой базы в случае её захвата можно вооружить белую армию половины России».

Артиллерийские офицеры и команды в Рыбинске были настроены против большевиков, более того – некоторые из них сами входили в Союз защиты родины и свободы. Кроме того, само население города относилось к новой власти отрицательно. В марте – июне 1918 года происходили крестьянские выступления против местного Совета в связи с реквизициями продовольствия. Крестьяне требовали хлеба, большевики же, по своему обыкновению, отвечали вводом латышских стрелков и подавлением выступлений. Всё перечисленное создавало благодатную почву для восстания.

Савинков был настолько уверен в успехе предприятия, что лично приехал в Рыбинск из Ярославля, чтобы возглавить восстание. Военным руководителем стал начальник отдела Союза полковник Ф.А. Бреде, хотя непосредственно в восстании он участия не принимал, так как был арестован накануне в Москве, а после расстрелян. Савинков проверил силы рыбинского отделения Союза и счёл их достаточными. Лидер Ярославского восстания полковник Александр Перхуров в своих мемуарах отмечал, что рыбинское отделение по своей численности уступало только московскому.

По плану Савинкова, восставшие должны были захватить артиллерийские склады, затем двинуться с артиллерией на город и взять караульное помещение, почту, телеграф, телефон, банк и железнодорожный вокзал, разгромить ЧК и Совдеп, арестовать руководителей всех большевистских организаций города. То есть действовать предполагалось примерно по той же схеме, что и большевики во время Октябрьского переворота.

6 июля 1918 года полковник Перхуров выступил в Ярославле. На следующий день Савинков получил донесение, что город находится в руках восставших. Чтобы оказать скорейшую помощь ярославцам, лидер Союза назначил восстание на ночь 8 июля.

Большевики, однако, тоже готовились к возможным выступлениям. Ещё 12 июня 1918 г. Рыбинский совет под руководством Н.П. Кустова, П.И. Голышкова и В.К. Желобова ввёл в городе военное положение и отдал распоряжение войскам быть в полной боевой готовности. Основу красных сил в Рыбинске составляли латышские стрелки. Также местным большевиком удалось добиться размещения в городе особого караульного батальона численностью 576 человек. Фабрики, заводы и склады были взяты под контроль чекистами и большевистскими активистами. По распоряжению местного Совета граждане должны были сообщать обо всех подозрительных происшествиях в соответствующие комиссариаты. Большевистские агитаторы усилили пропаганду для местного населения, призывая их поддерживать и укреплять советскую власть. Все эти меры позволили советам подготовиться к восстанию.

Но главное событие, определившее судьбу всего Рыбинского восстания, произошло всего за несколько часов до 8 июля. Чекисты под руководством Кустова арестовали в селе Ивановском неподалеку от Рыбинска несколько членов Союза. В результате задержания чекистам в руки попали секретные документы, касающиеся подготовки восстания. В документах была информация о дате и времени начала восстания – 3 часа 8 июля 1918 года, а также представлен подробный план действий. Это был огромный успех для большевиков, который был отнюдь не случаен. Борис Савинков в дальнейшем предполагал, что восставших попросту кто-то предал, выдав местонахождение членов Союза красным.

После раскрытия плана восстания все красноармейские части были подняты по тревоге и отправлены к городским объектам, которые собирались захватить белые. Не зная об этом, повстанцы продолжили действовать по плану. Руководители восстания собрались в штабе, и в 1 час ночи раздался первый выстрел. Но уже в 2 часа адъютант доложил Савинкову, что большевики расставили конные разъезды на всех дорогах, ведущих к артиллерийским складам. Большинство восставших были блокированы в местах сбора и так и не смогли развернуться для полноценного наступления.

Тем не менее отряд самого Савинкова к 3 часам 8 июля взял Мыркинские казармы и склады, а находившиеся там красноармейцы сдались без боя. Восставшие захватили 5 пулеметов, несколько винтовок и патронов к ним. Отряд расставил пулеметы по близлежащим улицам, захватил здание бывшего коммерческого училища и двинулся к артиллерийским складам. Однако здесь на восставших обрушился пулеметный и ружейный огонь, и они остановились. Им противостояли латышские стрелки и рабочие отряды.

Часть отряда во главе с самим Борисом Савинковым отступила к железнодорожному вокзалу, где была окружена красными и вступила в бой. Потеряв четырех офицеров, отряду удалось прорваться.

До 12 часов восставшие ещё держались в Рыбинске, но затем были вынуждены отступить за Волгу. Отходя, они бросили всё захваченное оружие. Савинков вместе с секретарем Флегонтом Клепиковым и начальником отдела Союза Дикгоф-Деренталем также ушли из Рыбинска.

Провал восстания в Рыбинске фактически означал неудачу всего плана Союза, поскольку без артиллерийских запасов было попросту нечем поддержать восставших в других городах. По этой причине Савинков отправил в Ярославль офицера с сообщением для полковника Перхурова о бесперспективности восстания в сложившихся условиях. Однако офицер так и не смог доставить сообщение, к тому же в условиях активных боевых действий в Ярославле оно уже ничего не могло изменить.

Почему же восстание в Рыбинске провалилось? У этого есть несколько причин:

Во-первых, низкая численность самих восставших. Несмотря на то, что в рыбинском отделении Союза защиты родины и свободы состояло около 400 офицеров, в самом восстании приняли участие не более 70 человек. Большинство оказалось блокировано красными в местах сбора, но в целом, в боях участвовало гораздо меньше людей, чем должно было.

Во-вторых, фактическое равнодушие населения. Жители Рыбинска не поддерживали советскую власть и выступали против неё, но дальше нескольких стычек с красноармейцами дело не зашло. Большевики довольно быстро ввели латышских стрелков и подавили все выступления. После этого население отнеслось к восставшим скорее пассивно и предпочло не покидать своих домов. Рабочие же довольно быстро встали на сторону красных и приняли участие в подавлении восстания.

В-третьих, своевременные меры предосторожности со стороны местных Советов. После ввода латышских стрелков и караульного батальона в Рыбинск, а также захвата всех заводов, фабрик и складов большевиками, город уже находился под контролем новой власти. Немалую роль сыграла и развернувшаяся агитация большевиков, которая позволила привлечь на свою сторону рабочих. Но главную роль, вне всякого сомнения, сыграла деятельность местных чекистов, которые сумели арестовать членов Союза и захватить все документы восставших. В результате этого восстание фактически уже было обречено на неудачу.

В-четвертых, на исход восстания повлияли и невысокие военные способности самого Бориса Савинкова. В условиях прямого военного боя талантливый террорист и подпольщик оказался не на своем месте, не сумел наладить взаимодействие между отрядами восставших и в целом командовать своим отрядом, уже захватившим необходимое оружие.

Отдельно можно сказать о том, что разные отделения Союза, поднявшие восстания в Рыбинске, Ярославле и Муроме, не смогли выступить согласованно и оказать друг другу помощь. Поднятые поодиночке, они поодиночке и были разбиты красными.

После поражения в Рыбинске и получения донесения о провале в Ярославле, Савинков отправился в захваченную чехословаками Казань, где встретился с выжившим лидером Ярославского восстания полковником Перхуровым, а затем выехал в Уфу. По распоряжению главы Уфимской Директории Авксентьева он поехал с дипломатической миссией во Францию, а затем участвовал в советско-польской войне 1920 года, формируя отряды из белых для борьбы с большевиками. В 1924 году Савинков нелегально проник на территорию СССР для участия в подпольном движении, был арестован ОГПУ и погиб на Лубянке, по мнению Солженицына, от рук чекистов. Несмотря на его отношение к Российской империи, нужно признать, что после Октября Борис Викторович Савинков безоговорочно встал на сторону Белого движения, достойно боролся против большевиков и должен находиться в рядах белых героев по праву.

Закончить же статью о Рыбинском восстании 1918 года хочется словами самого Савинкова, написанными в «Борьбе с большевиками»:

«Так окончилось восстание в Рыбинске, Ярославле и Муроме, организованное «Союзом защиты Родины и свободы». Его нельзя назвать удачным, но оно не было бесполезным. Впервые не на Дону и не на Кубани, а в самой России, почти в окрестностях Москвы, русские люди, без помощи кого бы то ни было, восстали против большевиков и тем доказали, что не все русские мирятся с национальным позором Брест-Литовского мира и что не все русские склоняются перед террором большевиков. Честь была спасена. Слава тем, которые пали в бою».

 

👈Предыдущий пост
Следующий пост👉