Как украинцы в Великобритании превращаются в бездомных

Как украинцы в Великобритании превращаются в бездомных

Автор оригинальной статьи: Майкл Мейтленд-Джонс

Эта статья переводная: все высказанные в ней мнения принадлежат редакции Vice и тем, кого она интервьюировала

Из-за конфликтов с принимающими их волонтёрами и высокой стоимости жизни украинские беженцы в Великобритании массово теряют крышу над головой. 4 000 из них не имеют постоянного жилья и нуждаются в целевой помощи. «Х*ёво», — прокомментировал ситуацию социальный работник VICE World News.

Пожертвования для беженцев в Лондоне. © Джастин Таллис/AFP, Getty Images

Год назад, когда Владимир Путин отдал приказ о вторжении на Украину, это вызвало крупнейший кризис с беженцами в Европе со времён Второй мировой войны. Но также поднялась волна помощи тем 5 миллионам украинцев, которые оказались на чужбине.

После небольшого промедления правительство Великобритании презентовало программу «Дома для Украины». Она позволила беженцам селиться у британцев, которые добровольно предоставили им жилплощадь. Минимальный срок проживания у такого спонсора, согласно программе, составляет полгода. Стремясь помочь тем, кто в беде, британцы записывались тысячами.

Но сейчас цены на электроэнергию и продукты питания стремительно растут, как итог, волонтёры выходят из спонсорской программы. По данным Департамента по вопросам повышения уровня жизни, 4 000 украинских семей в Великобритании находятся под угрозой остаться на улице и нуждаются в социальной поддержке. 

Одна из них, Надежда Гринь, пообщалась с VICE World News из гостиницы в Гастингсе на южном побережье Англии, в которой она проживает вместе со своим пятилетним сыном. Её тесная комната заполнена одеждой, которую удалось вывезти из дома в Киеве, когда началась война. 

Гринь живут в гостинице с 1 февраля — с тех пор как их спонсорская договорённость закончилась. Надежда хорошо отзывается о паре, которая их принимала. Она упомянула, что срок проживания был оговорен заранее, и остаться они могут только на шесть месяцев. В случае, если беженцы остаются без крова, они переходят в ведение советов Великобритании, многие из которых уже перегружены работой.

Надежда Гринь

Женщина, которой уже пятьдесят, благодарна за комнату, пускай та и далека от идеала. «Моему сыну не хватает некоторых вещей. В этой комнате очень мало свободного места. Ребёнку нужно пространство, чтобы бегать и играть, но в гостинице ему негде даже разложить свои игрушки», — сказала она, обращаясь к VICE World News по видеосвязи через переводчика. 

«Надеюсь, эта ситуация временная, а не навсегда».  

Надежда получает универсальный кредит, а также пособие на ребёнка, которые в сумме составляют 667 фунтов стерлингов в месяц. Она не получает пособие на жильё, которое для одиноких родителей за пределами Лондона достигает 385 фунтов в неделю. При этом ей приходится платить 27 фунтов в неделю за проживание в отеле. Надежда очень хочет найти работу бухгалтером или счетоводом, но признаётся, что языковой барьер затрудняет поиски.

«Формально вакансий много, но на практике украинцы почему-то не могут получить работу, которую хотят. Большинство украинцев в Гастингсе безработные, и я одна из них», — сказала она. 

По всей стране есть много беженцев, живущих в похожей ситуации. Значительная часть из них тоже родители-одиночки. Согласно статистике ООН по раннему этапу вторжения, 83 процента украинских женщин бежали из страны как минимум с одним ребёнком

Тридцатичетырёхлетняя Мария, фамилию которой мы не разглашаем из соображений безопасности её родственников, живёт в нортгемптонширском отеле с сыном шести лет. Её муж сейчас воюет на Украине — это обычная ситуация для беженцев с супругами и родственниками призывного возраста. 

Она с ребёнком прожила у спонсоров 6 месяцев, после чего обе стороны согласились, что будет лучше, если они съедут. Мария только сказала, что и с неё, и с волонтёров было «довольно», не вдаваясь в подробности. 

«Мы не на улице на морозе», — сказала она. Но всё равно ей не хватает стиральной машины и кухни. Её сын, который носится вокруг, потому что сейчас в школе каникулы, не может пригласить к себе друзей, поскольку это запрещено.

Несмотря на отсутствие постоянного жилья, Мария тепло отозвалась о британцах, сказав, что все были очень приветливы, когда она приехала. «Даже сейчас люди хотят нам помочь, правда не у всех есть возможность сделать это в нужном объёме. Поэтому мы в отеле». 

Ирина Бормотова из лондонского центра помощи беженцам Groundwork — человек, который может дать представление о масштабах кризиса. Она консультирует украинских беженцев по вопросам трудоустройства.

Ирина Бормотова, фото предоставлено ею

Бормотова поделилась, что хотя некоторые спонсоры могут предложить украинцам отсрочку платежа, возникает неизбежное напряжение «жизни друг у друга в кармане». И для некоторых оно может быть чрезмерным.

Она встречает всё больше украинцев, которые боятся заселяться к местным, и выслушивает истории о том, как рушатся отношения беженцев с их спонсорами. Ирина рассказала о случае с одной семьёй с тремя детьми, которая оказалась без крова после ссоры с хозяином из-за использования электроэнергии.

«Во время обеда мне позвонила женщина и сказала: „Нас попросили уйти… один из детей тратил слишком много электричества…“. Из-за чего они сильно поругались с хозяином и ушли».

Бормотова добавила, что семья, о которой идёт речь, смогла попасть в гостиницу в другом округе, но там им сказали, что они могут остаться только на одну ночь. 

В итоге эту семью перевели во временное жильё в графстве Кент. 

Другие социальные работники также упоминали выросшие счета как причину разногласий между беженцами и спонсорами. 

«Есть британцы, которые понимают, что это не для них, так как слишком много расходов. Возникают конфликты, потому что спонсоры и беженцы бывают из разных слоёв общества, как следствие, мы имеем недопонимание», — говорит Бормотова. «Люди понимают, что это просто тяжело и ничего личного», — добавляет она.

В ответ на рост числа бездомных украинцев правительство объявило об увеличении минимальных благодарственных выплат волонтёрам с 350 до 500 фунтов стерлингов в месяц в том случае, если их гость находится в стране дольше года. Несмотря на то, что стычки неизбежны, есть украинцы, которые утверждают, что приютившие их люди стали для них семьёй. 

Многие стремятся стать независимыми, но в попытках отыскать арендное жильё они сталкиваются с непреодолимым ценовым барьером на и без того переполненном желающими рынке жилья.  

Дерек Эдвардс — соучредитель организации «Надя», которая помогает беженцам найти спонсоров. Он работает над самофинансируемой жилищной программой, которая ставит своей целью обеспечить украинских беженцев собственным жильём на длительный срок. 

Он достаточно прямо говорит о проблеме бездомных беженцев: «Х*ёво… Я не могу оспорить пакет финансовой помощи, который получают украинцы, когда въезжают в страну. Жаль, что мы не предвидели (или предвидели и проигнорировали) надвигающуюся волну „кризиса бездомных“». 

Растущую массу бездомных украинцев, проживающих в отелях, он называет второй «афганской проблемой», когда семьи годами существуют во временном жилье. «Я думаю, что украинский кризис идёт в том же направлении просто потому, что нет жилого фонда и есть барьеры для входа в аренду», — жалуется Эдвардс. 

Поток беженцев, въезжающих в страну, пускай и значительно меньше, чем в начале войны, но нет признаков того, что он полностью иссякнет, так как общее число заявок на получение визы по украинской схеме не перестаёт ежемесячно расти. Во многом это вызвано тем, что сохраняется угроза весеннего наступления России. 

«Он (кризис) снова обострится, и значительное количество людей будет искать жильё по всей Европе», — сказал Эдвардс. «И есть усталость. Наши страны ей измучены». 

В гостиничном номере в Нортгемптоншире Мария размышляет о неопределённом будущем и войне, конца которой не видно: «Возвращаться назад слишком опасно, у нас есть странный сосед, сосед-террорист по имени Россия. Я обсудила с мужем наш следующий шаг и понимаю, что нашему сыну здесь будет лучше. Всё моё сердце и существо на Украине. Я хочу вернуться, это моя Родина, но пока не кончится война, мы останемся здесь».

Задонать своей кибердиаспоре
И получи +14 баллов социального рейтинга!