Культура дебатов и диалоги с оппонентами на улице — Local Crew

Культура дебатов и диалоги с оппонентами на улице

Иллюстра

Недавно мы писали об особенной «культуре» дебатов русских эмигрантов, а также использовали одну из иллюстраций к ним на обложке к первому номеру «Комьюникона», но подробно тему этих самых дебатов никогда не разбирали. 

Сегодня, в свежей публикации «Иллюстры» мы решили немного разобраться в том, как же выглядели дебаты тогда.


В 20-е – 30-е годы ХХ века в другой России – несоветской, в русском Зарубежье – проходила масса мероприятий. В Париже, Лионе, Ницце, Белграде, Софии, Берлине, Праге, Харбине, Шанхае – везде, где осели наши соотечественники – устраивались собрания, выставки, читались доклады. В отличие от метрополии, в Зарубежье единогласного «одобрения политики партии и правительства» не существовало, постоянно велась газетная полемика, шли споры. К чему же вели перепалки на собраниях? Приведем несколько свидетельств с разных сторон баррикад:

Аркадий Столыпин (1903 – 1990 гг.), активист Национального Союза Нового Поколения (позже НТС), банковский служащий.  

«Тут до меня дошли сведения, что на каком-то собрании между младороссами и «нацмальчиками» (так иронически тогда называли НСНП) произошла драка, во время которой В.Д.  Поремский бил какого-то младоросса стулом по голове; мне это понравилось, я захотел с «нацмальчиками» познакомиться поближе».

Цит. по: «Даже если бы мы тогда могли заглянуть в будущее…» Рассказывает А.П. Столыпин // Посев. 1983. № 9.   

Алексей «Алекс» Кочетков (1912 – 1987 гг.), активист «Союза возвращения на Родину» (позже «Союз друзей советской Родины»), студент Сорбонны.

<На комсомольском собрании, 1936 г.>

«– Все мы не так виноваты, – рослый студент из медицинского, с которым мы ходили на бульмише (имеется в виду бульвар Сен-Мишель в студенческом Латинском квартале – А.В.), объясняет, как получилось…

– Первыми начали камело дю руа (студенты-монархисты, продававшие газету «Аксьон франсэз» — А.В.). Алекс и я продавали на крик. Сперва подальше от бульмиша. Ходили и кричали дуэтом, как положено… «покупайте, читайте «Авангард» – центральный орган комсомола, орган защиты молодых рабочих». Но дело не клеилось. Народу мало. Решили свернуть на бульмиш от Люксембургского сада. Прошли один раз вниз. Лучше. Повернули от Сены – совсем хорошо. Поднимаемся, дошли до «Дюпона» – порядок. Идем выше. Тут камело из кафе повысыпало. «Убирайтесь. Катитесь в Москву!» Нас двое, а их в десять раз больше. Мы к своим – вниз к Сене. За подмогой. А что касается того киоска, то, когда мы вернулись с подкреплением, его монархисты уже разбирали, и нам всего пара досок досталась, – студент умолкает.

Вот канитель. В райком комсомола придешь – корят. «Мало распространяете». На бульмишь выйдешь – драка».

<…>

Публичный доклад «Русского эмигрантского оборонческого движения», Париж, 1936 г.:

«Меня берут на митинг оборонцев <…>. Тема диспута – «Оборона России». Актуальная, ничего не скажешь.

Тревожные события на Дальнем Востоке.

Налево рассаживаются нацмальчики. Скандал обеспечен. 

<…> Из-за пустого длинного стола на сцене, в глубине зала поднимается энергичный председательствующий. Медно-красное от ветров и солнца энергичное лицо. <…>

– Защита СССР, нашей родины, – бросает Антонов в притихший зал, – священный долг каждого из нас! Безоговорочное признание советского правительства единственным законным правительством! – требует Антонов.

– Правильно!

– Долой! – это слева.

– Большевистский выкормыш! – нацмальчики не выдержали.

– Хулиганы! – сейчас начнется!

– Убирайтесь в свой рай!

Оборонцы после короткой потасовки выводят крикунов из зала».

Цит. по.: Кочетков А.Н. У нас в Латинском квартале / Иду к тебе. 1936 – 1945. Форест Хиллс, 2019.

Георгий Сосенко (1918 – 2013 гг.), лицеист, был близок к социалистическим и коммунистическим французским организациям.

О Париже начала 1930-х гг.:

«Бульвар Сен-Мишель (Бульмиш). Сторона, относившаяся к пятому округу, была нашей, а к шестому уже принадлежала «им». Мы боролись за распространение листовок или продажу газет, которые каждая сторона пыталась отобрать у другой, и это было испытанием огромной смелости, чтобы принести пропагандистские трофеи от наших противников, для чего мы прибегали к кулакам. <…> Иногда он (в смысле Сосенко – А.В.) приходил домой с синяком под глазом или в разорванной рубашке, но был счастлив, игнорируя крики матери, которая всегда была мертвенно бледна и боялась, что что-то может случиться. В общем, это была почти рутина: днем, когда мы закончили домашнее задание, которые были очень сложные, мы встречались на Бульмише, чтобы прогуляться до Люксембургского сада туда и обратно, оставаясь в пятом округе, не переходя улицу, которая была уже в шестом на «вражеской территории «».

Цит. по: Sossenko George. Aventurero idealista. Cuenca, 2004.

Борис Прянишников (1902 – 2002 гг.), активист НСНП.

«Во второй половине октября доклад «Внутренняя линия» я читал в Виши, Валянс и Марселе. В Виши местный очаг «второй советской партии» младороссов поднялся на защиту «Внутренней линии». Прерывая доклад шумными возгласами, младороссы пытались сорвать мое выступление. Председатель группы НТСНП в Виши Дексбах и немногочисленные члены Союза все же справились с беспорядком в зале. Мне удалось прочитать доклад до конца, и та часть слушателей, которые понимали важность борьбы с большевистской провокацией, громом аплодисментов приветствовала мой доклад. Собрание закончилось успешно.

<…> – Из разных источников дошли сведения о готовящейся против нас демонстрации. Младороссы, заодно с возвращенцами, намерены сорвать собрание. В среде местной группы РОВС-а настроение скорее враждебное. А нас, вместе с приехавшими из Тулона членами Союза, слишком мало для охраны порядка в зале. Не лучше ли отменить собрание?

– Нет, Василий Федорович. Отменить никак нельзя. Тем лучше, что к младороссам присоединяются возвращенцы. Даже если и сорвут собрание, то всем будет ясно, какие силы защищают «Внутреннюю линию».

Посоветовавшись, мы решили наиболее удобно разместить свои силы в зале и предупредили полицию о возможности кулачного побоища. Едва я начал доклад, как возвращенцы и младороссы, вооружившись стульями, с криками и отборными ругательствами ринулись к столу президиума. Сметанин и я сохраняли спокойствие. Тем временем члены Союза, заранее ставшие позади демонстрантов, вырвали стулья из их рук и грозно на них прикрикнули. Кучно сидевшая, довольно многочисленная группа чинов РОВС-а, узрев, кто же выступает против доклада, встала на нашу сторону. Порядок был восстановлен. Доклад был выслушан до конца без единого возгласа протеста. Вопросов не задавали, все было ясно. По окончании собрания, у выхода из зала атаман Марсельской казачьей станицы обрушился с кулаками на председателя местных возвращенцев».

Цит. по: Прянишников Б.В. Новопоколенцы. Silver Spring, 1986.

Дополнение – карикатуры из парижской «Иллюстрированной России» и белградского «Бух!».

Следующий пост👉