Пламя и алтарь

Пожар в Нотр-Дам де Пари символичен.

Шестнадцатого апреля  тысяча девятьсот тридцать пятого года  родился Доминик Веннер, традиционалист и один из основателей «Новых Правых». Да, тот самый, который покончил с собой у алтаря собора. Один из старейших правых интеллектуалов Европы, автор множества политических и исторических трудов, в том числа и по истории Гражданской войны в России, принял закон о легализации однополых браков  как «последнюю ласточку» Европы и Франции.

«Мое тело и ум в полном здравии; я преисполнен любви к жене и детям. Я люблю жизнь и чаю лишь сохранения моей расы и моего духа. И все же на закате своих дней при виде великой опасности, угрожающей моей родине, Франции, и всей Европе, я обязан действовать, пока еще есть силы. Я считаю, что должен пожертвовать своей собственной жизнью для того, чтобы пробудить соотечественников от летаргического сна. Я приношу в жертву то, что осталось от моей жизни, в знак протеста. Я выбираю глубоко символическое место – милый моему сердцу Собор Парижской Богоматери, возведенный гением моих предков на месте еще более древнего культа, в память о нашем великом происхождении.

В то время как люди сковывают себя цепями собственного телесного существования, мой жест является актом воли. Я принимаю смерть для того, чтобы пробудить оцепеневшие сознания. Я восстаю против рока судьбы. Я восстаю против отравляющих душу ядов, против индивидуалистичных желаний, что разрывают нашу связь с корнями и традиционными формами бытия, в частности с семьей – фундаментом нашей тысячелетней цивилизации. Выступая в защиту идентичности каждого из народов у себя дома, я восстаю против преступного замещения нашего народа иными…»

Так написал Веннер за несколько дней до самоубийства. Выстрел в висок у алтаря древнейшего собора и ключевого национального символа Франции — это символ мужества и призыв, хотя христианская традиция с этим явно не согласна. Символично то, что при мощнейшей силе пожара алтарь и крест в храме не пострадали — и это можно трактовать как угодно.

Сам пожар (и вакханалия вокруг него) показательны. Во-первых, версия о поджоге имеет полное право на жизнь: в течении последнего года католические храмы Франции подвергаются систематическим атакам «неизвестных лиц». Наверное, эти странные неуловимые лица ничего общего с приезжающими во Францию на сытый вэлфер сирийскими братишками не имеют. А если кому-то и показалось обратное — добро пожаловать в ряды ужасных «фашистов». Правду мы вряд ли узнаем — в случае с Собором одинаково мерзко выглядит и халатность, и «хулиганство» новых европейцев, и итоги  расследования точно будут засекречены.

Во-вторых, гражданская солидарность французов остается на высоте. В кратчайшие сроки собрана круглая сумма, которая в разы превышает потребности в реставрации. Не исключено, что мы увидим Нотр-Дам в привычном состоянии очень скоро.

В-третьих, это повод посмотреть на родные осины. Неизвестный меценат уже перечислил на строительство мемориала под Ржевом сто пятьдесят миллионов рублей, сдвинулось с мертвой точки дело вокруг сгоревшего деревянного собора в Карельской области. Илья Варламов весьма уместно заметил в своем блоге о состоянии архитектурных памятников в России — за что ему отдельное спасибо. Да, Собор Парижской Богоматери жалко, но свое как-то в разы больнее, даже если вспоминаем об этом не часто. По всей России разбросаны сотни памятников архитектуры, которым нужна защита и реставрация — но денег, как всегда, нет. Или деньги есть, но нет желания. И так до следующего знаменательного ЧП.

В четвертых, радость левых либералов и их цветных друзей ясно показывает «кому выгодно». Даже если речь не идет о спланированном поджоге, то реакция говорит о многом. «Мы рады, что сгорел Символ». Всё, всем спасибо, всё ясно, можете  не продолжать. Мы услышали.

Прогрессивные ценности — это танцевать на пепелище старого величия и национального достоинства. Тут нет места рефлексии, сочувствию, пониманию. Гуманизм? Да, смешная штука, у  редакции»Шарли Эбдо» спросите о ней. Сочувствие вызывают все — от феминисток до боевиков ИГ (который запрещен на территории Российской Федерации, но буквально на днях просочился в Тюмень). Но своих, коренных, простых жалеть нельзя. Это не гуманно, это расизм и прочее.

И это правило действует не только на территории Франции.

Крест и алтарь Собора Парижской Богоматери уцелели в страшнейшем огне. Устоят ли они под шквалом толерантности и лицемерного «сострадания» — вопрос открытый.