Более того

Падания: мать европейского сепаратизма

Reading Time: 4 minutes

Каталония теперь перед лицом Вселенной.

Референдум проведен, болезненная реакция Мадрида говорит сама за себя, но эпоха Франко уже принадлежит истории. Иных аргументов, кроме полицейских дубинок, не осталось, а это весьма тревожный символ.

В современной Испании больше нет фалангистов. Нет и Франко.

Зато в избытке областей, в которых, следом за Каталонией, может прозвучать громкое «мы не испанцы!».  Наварра, Страна Басков, Астурия с Валенсией,  Андалузия и Кантабрия — таков список регионов,  где уже тяготятся Мадридом, и считают, что без его руки станут жить богаче и веселее.

Есть Нидерланды. Спокойная такая страна, в которой очень популярны всякие «добрые» вещества, а кварталы «красных фонарей»  намного многолюднее жилых блоков.   Но и здесь мы увидим целых три сепаратистских движения — лимбургское (чьи сторонники жаждут объединения голландского и бельгийского Лимбурга в единую республику),  фризцы и гронингенцы выступают за широкую автономию. Соседнюю с Нидерландами Бельгию разрывают конфликты между Фландрией и Валлонией, Франция имеет целый набор сепаратистских движений: в Бретани, Эльзасе, Лотарингии, Савойе, французской Стране Басков.

Не отстает и Британия — следом за Шотландией, » на  выход» может попроситься Уэлльс, сегодня во многом депрессивный благодаря политике Тэтчер.  И это всё —  только в Западной и Центральной Европе.

Карта европейских сепаратистских движения от «Таймс»

Но мало кто знает, благодаря кому сегодняшние европейские национальные государства стоят на грани радикальной регионализации (а то и распада).

Флаги «Лиги Севера»

Партия «Лига Севера» (полное название — Северная Лига за независимость Падании), согласно официальным данным, была создана в 1989 году. Организовал её Умберто Босси, в бывшем — певец, ныне — активный политик.

У. Босси

В политическом спектре, партия Босси расположена в правом фланге, как национальном, так и экономическом.  Будучи консервативной в общественном плане, «Лига» в экономическом вопросе строго либеральная, выступая за свободу торговли и предпринимательства. В добавок, «Лига Севера» является строго евроскептической, и Брюссель «паданцы» любят не больше, чем официальный Рим.

Первая претензия Падании к остальным регионам Италии — культурно-историческая. Жители северной Италии по-большей части верны кельто-германской традиции — культурной, религиозной, в этике труда. «Паданцы» считают себя более трудолюбивыми, более чистоплотными и эффективными собственниками. Тем паче, что Милан не зарастает мусором — в отличие от южного Неаполя.

Вторая претензия — экономическая.  Север Италии — это сочетание туризма, сельского хозяйства, моды (Милан), высокотехнологической промышленности, тогда как Юг — исключительно аграрные регионы. «Паданцы» спрашивают: «Почему квалифицированный рабочий Милана, платя высокие налоги, должен содержать безработного на Сардинии? Почему Турин и Венеция перечисляют в бюджет огромные суммы не для своих сограждан, а для сицилийского крестьянина, безграмотного и заведомо убыточного для экономики?».

Ответ у руководителей «Лиги Севера» прост — диктатура Рима. Рим вычерпывает все средства, направляемые ему, на свои прихоти, Рим не умеет правильно развивать регионы, Рим слишком жадный. Вывод?

Правильно — Италия должна стать федеративным государством, из двадцати двух регионов, большая часть налогов должна оставаться на местах, а в идеале, Северная Италия должна стать «Паданией» — независимой республикой.

Умберто Босси и его соратники подошли к вопросу борьбы за независимость основательно. После того, как  в 1995 году Рим проигнорировал плесбесцит северных областей (поступив явно разумнее Мадрида), Босси преступил к длительной «осаде».

Умберто  создал для североитальянского сепаратизма весьма основательную платформу. Например, экономической базой «Падании» он считает малый и средний бизнес, который больше завязан на регионы, тогда как крупный бизнес сотрудничает с центральной властью.

Досталось от бывшего певца и  Евросоюзу — его он  назвал «концлагерем, в двадцать пять раз более худшим, чем сталинский СССР».

Но, это лишь составные части успеха. Дьявол, как всегда, кроется в деталях.

Босси не зря разместил «Лигу Севера» в правом спектре ( в отличие от каталонцев и басков, которые стали левыми, и даже крайне-левыми).  По мере нарастания «общеевропейской толерантности», «паданцы» все громче и громче заявляли о приверженности католической церкви, семейным ценностям, и «старому духу Италии», а так же за ограничение нелегальной миграции из Азии и Африки.  Сам Босси даже заявил, что мигрантов следует отстреливать прямо в Средиземном море, сразу после второго предупреждения от пограничников.

Весьма лицемерно — но депутатские места в Сенате явно не пахнут. А вот Сильвио Берлускони, чьё внимание привлекли такие громкие заявления, помог «Лиге Севера», пригласив в свою коалицию «Полюс свобод».

На досрочных выборах 1996 года «Лига Севера» получила 10,1% голосов по всей Италии, на выборах 2001 года — 3,1%, на выборах 2008 года — 8,3 % голосов,  и  Босси получил должность министра реформ и деволюции.

Но в 2012 году Босси пришлось уйти с поста главы партии. Виной тому стало обвинение в коррупции, и ряд скандалов, связанных с тратой дотаций, выделенных «Лиге Севера» парламентом Италии.

Да, стоит отметить, что «Лига Севера» — это не самая удачная и эффективная партия.  Но именно сторонники «Падании» сформировали  общую идею современного европейского сепаратизма и национал-регионализма — богатые регионы не должны кормить бедные.

Язык, культура, местные обычаи — это важно. Но сегодня, на первый план, выходит именно экономическая составляющая — налоги, их распределение и эффективность политики «центра».

Будущее «Европы Регионов» пока достаточно смутное. Не исключено, что Брюссель закроет глаза на действия национальных правительств в отношении регионалистов. Но не исключено и то,  что политика Евросоюза в отношении новых государств будет двуличной, с признанием одних и игнорированием других.

Добро пожаловать в дивный новый мир ста флагов, дорогие читатели.