Градостроительство Записи сообщества

Одноэтажная Россия: деньги и выживание

Reading Time: 4 minutes

Оставив в покое многострадальную архитектуру, и обратимся к хлебу и земле.

Как живут обитатели современной одноэтажной России. Ответ один, и неутешительный: плохо.

Современная одноэтажная Россия — и не важно, говорим ли мы о деревнях либо малоэтажных окраинах — зависит от социальной политики сильнее любой другой категории. Пенсии, пособия, а больше всего — кредиты, и кредиты, и еще раз кредиты — вот за счёт чего выживает многострадальное пространство.

Работы нет. Кое-где спасают положение фермеры, автосервисы, сохранившиеся или построенные заводики. В целом же, одноэтажные хозяева, потеряв гордое звание, стремятся к трудоустройству на крупных предприятиях либо с хрустом пытаются вести какое-то свое дело. Но наступление на самозанятых и пенсионная  реформа ставят под вопрос сам факт существования русской глубинки.

Возникает эффект «новой общины».  Дети и старики превращаются в источники доходов, которые держат при себе (то есть, в общем доме). Детские пособия+пенсия+заработная плата = выживание в глубинке. Вот такая вот математика, и отсюда же — стремление к патернализму и поддержка официального курса государства.

В отличие от крупных и средних городов, малый и средний бизнес в глубинке насмерть привязан к покупательской способности населения. А она, что греха таить, низкая. Фиксированная работа с какой-никакой, но оплатой — госпредприятия, а так же бюджетные структуры.

Вот что пишет о денежном вопросе один из авторов «народного» канала на ЯндексДзен:

«Самый главный и жирный минус для меня-это значительное падение доходов. И с этим пришлось мириться и как-то приспосабливаться к жизни. Хотя скажу честно-поначалу было тяжело, особенно в моральном плане. Я в общем-то человек во многом по жизни неприхотливый. Например, я абсолютно равнодушен к какой-то показной роскоши: всяким золотым цепям, дорогой одежде, немыслимой мебели в стиле «Людовика ХIV», дурацким айфонам или еде типа устриц и трюфелей. У меня было несколько увлечений, на которые уходила значительная часть доходов. Какие-то остались и я продолжаю заниматься этими хобби. А от каких-то пришлось отказаться из-за падения доходов. В частности пришлось пока (надеюсь что пока!) отказаться от путешествий».

Разумеется, падение доходов — понятие крайне растяжимое. Но становится понятно, что с работой и деньгами  в деревнях и селах у нас не очень хорошо. Деньги идут — маленькие и с огромными унижениями — от государства или агрохолдингов, которые за каждый рубль требуют лояльности.  По-своему примечательна политика  упомянутой в предыдущей части «Одноэтажки» корпорации «Мираторг».

Да, с приходом славных ребят на Брянщину местные получили и работу, и достаточно высокие (для региона) заработные платы. Но почти всем, работающим в данной корпорации пришлось проститься с той или иной частью своего подсобного хозяйства. Да, мы все и всё прекрасно понимаем — гигиенические нормы, работодатель всегда прав — но большинство лишились важного подспорья в своей повседневной жизни, и теперь вынуждены покупать за деньги то, что раньше было под рукой.

Здесь следует отметить, что ситуация с рабочими местами ( а шире — с деньгами), является наследием советской-постсоветской эпохи. Семьдесят лет русская деревня была привязана к совхозам и колхозам, как во всём плохом, так и во всём хорошем.

О дурном и так многие знают. Коллективизация, трудодни, грабеж населения путём кабальных работ. Но позже, уже в хрущевско-брежневские годы, деревня получила мощную обратную связь с советским агропромом. Начали расширяться приусадебные участки,  была поставлена продажа кормов и кормовых смесей для скота по заниженным ценам, появились в массе своей именно те блага, которые и обещались большевиками в начале-начал. Газ, свет, а своя вода в скважине — почему бы и не жить?

Да, советские аграрные структуры  большими зарплатами и шикарными пенсиями не радовали. Но компенсировалось это наличием инфраструктуры (разной степени целостности), возможностью потихоньку воровать у советского государства и «калымить» в городе. Не говоря уже о колхозных рынках и приусадебных участках.

С распадом Союза и начавшейся «земельной реформой» ситуация…нет, не улучшилась. Она усугубилась, и на сам факт развала старой системы очень «удачно» пришлась ситуация с зарождающимся фермерством. Если не углубляться в сложные юридические коллизии, то факт таков: земельные участки можно брать в аренду на длительные сроки, можно покупать (но стоимость кусается, и очень сильно), но больше стоимости земли будет потрачено на её обустройство.

Хлеб русского фермера горький. Зерно, удобрения, топливо для техники — это всё сегодня недёшево стоит, да и никто не отменяет давления со стороны крупных  агрохолдингов. Рынок решает, но так, что на коне остаются лишь самые тяжелые и бесцеремонные.

Кроме вопросов фермерства есть множества иных проблем. Первая — это инфраструктура. Если в европейской части России дороги хорошие (как магистрали, так и просёлочные), то чем дальше на восток от Москвы — тем больше проблем. Если нет инфраструктуры — значит, нет логистики, а если нет логистики, то и всё остальное «просит каши».

Вторая проблема — налоги и государственное регулирование. Если при царе-батюшке с внутренней колонизацией всё было просто — дали надел, вот и обрабатывай — то сегодня на одного фермера приходится с десяток «контролирующих организаций». Плюс этномафиозный фактор. Плюс кредитная политика. Плюс крупные агрохолдинги. Плюс…

И таких «плюсов» наберется с десяток. И это только для фермеров. А есть еще владельцы «стандартных» приусадебных участков, которые и живут за счёт того, что вырастили. Ну и всякого рода «валежник», облагаемый налогом при сборе. Ах да, еще одна прелестнейшая вещь — налог на землю и вот Государственная Дума мечтает вводить налоги на живность и постройки. Ну а чего — если есть свой дом, значит, человек богатый.

Остальные проблемы — начиная от алкоголизма и заканчивая общей заброшенностью пахотных земель — являются следствием вышеуказанных причин. Если нет работы, то проще пить, а если проще пить — значит, и всё остальное будет идти прахом.

Разумеется, у вас, дорогие читатели, возникает логичный вопрос: если всё так тяжело, то может быть, плюнуть на одноэтажную Россию? Но это в корне не верный вопрос,  а вот ответ на старый вопрос «Что делать?» будет дан в завершающей части цикла.

 

  • Олег Песков

    Test