Нарисуй мне ять

Нарисуй мне ять

На публикацию этого текста нас сподвигла недавняя статья Алексея Любжина об орфографической реформе 1918 года. Автор Иллюстры не активный сторонник «возвращения» петровской письменности и просит воспринимать всё сказанное ниже как свободное рассуждение, а не как агитку.

Сегодня разговор пойдёт исключительно о внешнем виде букв — о том, как они используются в дизайне. Поэтому мы оставим в стороне все традиционные аргументы за и против реформы: орфографию, простоту освоения, забудем на время всякую идеологию. Посмотрим на графику букв глазами художника и дизайнера. Так, как если бы они были свободны от лишних мыслей о языке и политических режимах, а думали только об эстетике и зрительном комфорте.

Реформа состояла в отмене фиты «Ѳѳ», ятя «Ѣѣ», и десятеричного «Іі», которые были заменены Фф, Ее, Ии соответственно. Кроме них из алфавита пропала не упомянутая в реформе ижица «Ѵѵ ». Ей иногда пользовались в греческих словах: например, «сѵнодъ». Чаще ижицу можно было встретить в качестве римской цифры V. В этом была особенность русского набора. Если увидите старый текст с римскими цифрами, то в обратите внимание, что латинских V в нём скорее всего не будет. Наконец, большевики перестали использовать ер Ъъ в конце слов после согласных.

Ушли всего четыре буквы из тридцати семи. Для внешности гражданской кириллицы, которая была проблемной даже через двести лет после реформы Петра, это довольно чувствительно. Дело не в том, что пропало несколько букв, а в том, какие буквы пропали. Ценность для дизайна у них у всех разная, и мы постараемся отнестись к каждой справедливо.

Отмена Ъъ на конце нас почти ничего не лишила. В некоторых случаях текст без него выглядит даже лучше. Разнообразия стало больше, потому что с конца множества слов пропали одинаковые «заглушки». В заголовках мало слов, их Ъъ не портит, а иногда его можно заменить специальным значком, который называется ерок (например, в приставке без̾ ). Внешне он похож на апостроф. Это даже плюс — один и тот же заголовок можно делать разной ширины, не меняя размера букв. В некоторых славянских языках ерок до сих пор используют вместо твёрдого знака.

Заголовок эмигрантского журнала с ерком вместо ера

Больше всего стоит горевать по Ѣ с І. Хотя ять сам по себе довольно проблемная буква и далеко не во всех старых шрифтах он был хорош. Этот крестик сверху норовит то прилипнуть к нижней части знака, то к соседним, а ещё создает оптическую иллюзию, и ять кажется чернее соседних букв. Иногда просто непропорционально смотрятся нижняя часть и верхняя на длинной палке у маленького ѣ. Но в этом же перекрестии и вся дизайнерская сила ятя. Его можно изобразить огромным числом способов. Есть даже вариация буквы без крестика, похожая на твердый знак.

Пример непропорционального ятя в слове «тебе» и альтернативного начертания типа твердого знака в бренде «Карнеев»

Ѣ и І добавляют в кириллицу то, чего ей не хватает для гармонии и что есть в латинице. Это элементы, которые выходят за пределы строки, делая текст менее похожим на полоску одинаковых заклёпок. Считается, что глаз цепляется за такие элементы и текст немного легче читать, к тому же он выглядит не так скучно. В английском алфавите букв с такими хвостиками двенадцать: q t y p d f g h j k l b — в русском сейчас в три раза меньше: у ф р б. Строчная фита в некоторых шрифтах тоже имела высокую форму, как её старшая греческая сестра — θ. В современных шрифтах с дореформенными знаками её почти всегда рисуют по размеру маленькой о, и это большое упущение.

Буква І, кроме указанной роли, своей узкостью разбивает скучный ритм похожих по ширине соседей. Ещё её использовали, чтобы визуально разнообразить сдвоенное ии: Россіи, пріискъ, шіитъ, впослѣдствіи, и т. д. Точка над строкой тоже дает дополнительный перевес.

Аргументы в пользу внешней привлекательности дореформенного алфавита можно считать сильными или слабыми, но они запоздали. Когда реформа была проведена, такого глубокого анализа дизайна русской кириллицы никто не проводил. Тем более, чиновники, принимавшие решения, не спросили художников, которые работали в компаниях, отливавших шрифты. В советский период шрифтовое разнообразие жёстко ограничивали по идеологическим причинам, так что эффект для дизайна оказался отложенным. Мы только сейчас можем задуматься над тем, как могли бы выглядеть современные русские шрифты, если бы они были богаче на пару интересных знаков.