149-й день рождения Ленина и «Часовой» за июнь 1970-го

На дату 149-го юбилея (22 апреля) со дня рождения самой крупной российской исторической фигуры XX века (вне зависимости от знака оценки), я решил порыться в архивах эмигрантской прессы, чтобы посмотреть, как же встречали сию годовщину русские публицисты по ту сторону железного занавеса.

Карикатура на Ленина, журнал “Пугач”, июль 1917 года, Российская Империя. Думается мне, что подавляющее большинство русских многое отдало бы за то, что в 1917 году Ленин продолжал бы оставаться в Швейцарии и писать пасквили в своей газетке.

Сразу оговорюсь, что я не рылся в архивах левой прессы (их почти нет в открытом доступе) и пробольшевистских газет, ибо эти сложно назвать эмигрантскими, коли в них все писалось, если не из Москвы, то уж точно с оглядкой на Москву.

Меня несколько удивило, что ни в одной апрельской газете или журнале межвоенного периода (например: Руль, Иллюстрированная Россия, Числа, Последние Новости) я не смог найти ни одной заметки, посвящённой основателю “первого государства рабочих и крестьян”. Только в брюссельском “Часовом” на круглую годовщину — 100-летие “великого гуманиста”, в выпуске за июнь 1970 года, я наконец смог найти ожидаемо ядовитую заметку на юбилей рождения Ленина.

Поначалу такое отсутствие реакции на юбилеи Ленина в эмигрантской прессе мне показалось странным. Слегка задумавшись, я, кажется, разгадал причину. Ведь Ленин для большинства эмигрантов был живым воплощением зла и чуть ли не первопричиной того, почему русские господа оказались в эмиграции. По сути, он был аналогом Гитлера или, для нейтральности, Чингисхана. Про существование обоих русский народ помнит, но юбилеи их дат рождения, да и смерти мы обходим стороной. Что логично! Да, это великие исторические фигуры. Но сколько горя они принесли русским?.. Как и сам Ленин. Действительно, зачем вспоминать их лишний раз, коли, изучая русскую историю, волей-неволей наталкиваешься на эти имена.

Эмигрантский “Часовой” тоже не по своей инициативе вспомнил о столетии Ильича. Их заметка — это реакция на юбилейные мероприятия в СССР по случаю 100-летия Ульянова. Публицист “Часового” ехидно проходится по “успехам” дела Ленина на 52 году существования СССР и абсолютно трезво отмечает, что с перспективами у СССР большие проблемы. Рай на земле не построен, а напрашивающаяся демократизация общества не может не прикончить “Союз Нерушимых”.

Несмотря на здравые оценки “Часового”, сложно не отметить некоторые языковые странности текста. В статье ни разу не употребляется слово “русский”, упоминается некий “российский народ” (что, впрочем, встречалось у других правых русских публицистов — например, Родзаевского), звучит большевистский, по сути, “мем” об СССР как о “тюрьме народов”, а известная стена называется “берлинской стеной позора”. Это довольно непохоже на язык русских правых межвоенного периода, зато очень похоже на язык брошюрок советских диссидентов… Впрочем, чему удивляться, если кураторы и спонсоры тех и других скорее всего (простите меня за “стариковщину”) сидели в “вашинтонгском обкоме”.

“В жертву Интернационалу”, плакат Вооруженных Сил Юга России, 1919 год. Вероятный автор плаката — художник Иван Яковлевич Билибин, будущий эмигрант, а затем возвращенец в Россию (в 1936 году!). К сожалению, Ленин и товарищи не собирались отсиживаться в эмиграции. Что случилось дальше мы отлично знаем и без сего плаката.


Климент Таралевич,

автор Telegram-канала @chuzhbina


 

РОССИЙСКАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ (КОНГРЕСС НЕЧЕСТИВЫХ)

 

Выходя из безграничной свободы,
Я заключаю безграничный деспотизм.

Шигалев

Очевидно, что мировой конгресс компартий в Москве, созванный по случаю столетия рождения Ленина, явил собой совершенно зловещее зрелище собрания нечестивых как российского происхождения, так и представителей “братских” компартий всей вселенной. И действительно, все эти министры и делегаты прекрасно отдают себе отчет в полном провале коммунистической практики как во внутренней политике, так и во внешней, осуществление которых им завещал провести “великий гуманист товарищ Ленин”. Одни из них, российского происхождения, являются “доблестными чекистами” и верными преемниками Ленина и Сталина, руководящими учрежденной Лениным всероссийской Мясорубкой; а другие, делегаты братских компартий, являются ответственными за свои уже осуществленные Мясорубки, или жаждущими учредить таковые же в своих ещё не коммунизированных родинах…

Во внутренней политике советчиков первопричиной всех зверств является марксистский догмат, своего рода Прокрустово ложе, гласящий:

“Прибавочная стоимость — часть стоимости, которая производится наёмным рабочим сверх стоимости рабочей силы, и которая является источником нетрудового дохода буржуазии».

Так вот, чтобы не дать “буржуям”, вложившим в дело свой частный капитал и свою частную инициативу нетрудового дохода, т.е. “эксплуатации человека человеком”, Ленин лишил не только “буржуев”, но и весь русский народ прав на частную собственность и частную инициативу. Для чего он и прибегнул к тотальную террору, дабы установить и иметь возможность поддержать посредством кадров бесчисленных и равнодушных аппаратчиков-карьеристов рабскую, голодную и холодную систему государственного капитализма, столь неприемлемую для нормальной человеческой натуры…

Но перед собранием этих нечестивых в Москве, на 53-м году советской системы развернулась ужасающая картина краха марксизма-ленинизма со всеми его последствиями: непрекращающейся деятельности чекистов, холода, голода, нищеты и многих других физических и моральных страданий нашего народа.

Официально на этом сборище ничего, конечно, не говорилось о перманентной катастрофической действительности детища Ленина — Советского Союза, но, несомненно, у всех напрашивался вопрос: а что же делать дальше ? Как бороться с организованной советским режимом непрекращающейся и непрекратимой разрухой?

Уже давно исподтишка стала возникать крамольная мысль о “демократизации” советской системы, за что тотчас же ухватились все коммунизантствующие прогрессивные подпевалы так называемого “капиталистического окружения”. И вновь захватила собравшихся конгрессистов пресловутая диалектика ещё времен дореволюционных одержимых бесов: “С одной стороны, нельзя не признать, а с другой, нельзя не согласиться”.

И действительно, нельзя не признать, что 52 года советской диктатуры являются перманентной катастрофой во всех проявлениях советской действительности. А упав с доктринерских высот, не согласиться, что это так и есть на самом деле. Вспомним хотя бы Берлинскую стену позора, ввоз капиталистического зерна в СССР, постройку “буржуями” химических и автомобильных заводов… Как же делу пособить?

Чтобы выправить положение, советские сатрапы, очевидно, были бы вынуждены дать политические и экономические свободы подсоветскому народу. В таком случае не будет больше ни тоталитарной пропаганды, ни тотального принуждения. Дать народу второе издание НЭПа? Но тогда вновь обретутся “буржуи”, а накормленные подсоветские рабы почувствуют не только материальные запросы, из-за чего “сознание” потребует улучшения “бытия”. Другими словами, покачнутся устои советской системы. Следовательно, нельзя не признать, что советским наукам абсолютно невозможно разжать пресс террора и принуждения: частично освобожденные рабы, в каком то неопределенном, но неизбежном будущем, сметут советский режим, а сотни тысяч аппаратчиков всех рангов постигнет ужасающая расправа. “Демократизацию” в Венгрии и в Чехословакии руководство КПСС раздавило танками… заслужив этим “вечную признательность” обоих народов, чуть было не попавших под иго своих недорезанных буржуев.

Следовательно, конгресс нечестивых не может допустить и мысли о демократизации. Иного решения быть не может — экономическая разруха будет продолжаться до бесконечности, а с ней и вызывающая ее сов-инквизиция.

Что же касается российской части конгрессистов, то, по заветам обожествленного ими Ильича, “на Россию им наплевать”, была бы лишь осуществлена мировая коммунистическая революция и, главным образом, сохранены от народного возмездия их презренные шкуры. А пока что, рабы советской тюрьмы народов, по случаю ленинского юбилея, вынуждены с энтузиазмом восхвалять своих “доблестных” палачей…

Не менее же нечестивы когрессисты от братских компартий — они могут похвастаться восторженной поддержкой миллионов своих отечественных избирателей -коммунистических простофиль, которым в конечном итоге тоже грозит осуществление коммунистической инквизиции. Разумеется, что всем им как прохвостам, так и простофилям, на страдания российского народа тоже “наплевать”, хотя они и недурно кормятся на его нищенские крохи….

И с завещанной Ильичём этой самой мировой коммунистической революцией произошла тоже вопиющая катастрофа. Лениным был обещан рай на земле, как только будут уничтожены все “буржуи” вселенной, а с ними и “прибавочная стоимость”, из-за которой, в погоне за барышами, и происходили империалистические бойни, во время которых эти самые конкурирующие буржуи наживались на пролетарской крови. По великому Ленину всё было так просто и понятно: с интернационалом трудящихся, под руководством рабоче-крестьянского мудрого советского правительства, вырезавшего всех “капиталистов”, наступит эра райского блаженства мирового пролетариата с тотальным осуществлением такой братской любви, что и все правительства вселенной будут упразднены за ненадобностью. Для достижения этой цели все средства были хороши: от лукаво-лживой пропаганды среди ещё не коммунизированных народов и до вмешательства Красной Армии для насильственной большевизации непокорных. Нельзя не признать, что утопия этих молочных рек и кисельных берегов была очень привлекательна. В реальности же мы наблюдаем всероссийский застенок, а отчасти уже и мировой, с чем нельзя не согласиться.

Для сей цели был создан “великим гуманистом” Коминтерн, т.е. штаб мировой революции. Коммунизированные народы начали индустриализировать и вооружать, чтобы создать себе союзников для “справедливого” последнего и решительного боя против капиталистов.

Коммунизированный Китай со своим почти что миллиардным населением, под руководством мудрой КПСС, несомненно, долженствовал бы помочь (предоставлением своего бесчисленного пушечного мяса) в последнем и решительном бою осуществить ленинскую мировую коммунистическую революцию. С этой целью Сталин, преемник и верный ученик Ленина, стал снабжать Китай современной техникой. В Китай хлынул поток советских техников, спецов и военных инструкторов, а также и неисчислимой стоимости материальных средств, полученных неслыханными лишениями нашего народа. Но теперь перед взорами конгрессистов, насмерть перепуганных угрозой жёлтой опасности, развернулась блестящая панорама китайской индустриализации (советами) в виде китайской армии, атомных бомб и только запущенного китайского сателлита, явно военного значения. Перепугались они, конечно, за свои аппаратчиковские шкуры. Что же касается участи российского народа, то им, по заветам Ильича, на него наплевать, лишь бы продолжить дело этого великого маньяка.

Но дальше-то, что им делать? Нельзя не признать, что интернациональные заветы славного юбиляра позорно провалились, с чем и прогрессистам нельзя не согласиться. Превентивная война против Китая? Но это будет уже вовсе не “братская” коммунистическая идиллия, а самая настоящая империалистическая бойня, как их называло ныне чествуемое “советское божество”. Хотя правительства СССР и Китая и не состоят из “буржуев”, но это дела не меняет.

Так что же делать? Не думаю, чтобы конгресс нечестивых имел бы какие-нибудь конкретные решения, чтобы выйти из идеологического тупика и реальной китайской империалистической опасности. Если бы у них была хоть минимальная доля совестливости и порядочности, то они сдали бы власть более реальным и честным политикам. Но, сдав власть, куда же им деваться от народного гнева? Бежать за границу? Но не убежать же миллионам аппаратчиков. Правда, сейчас у них много друзей за границей среди сообщников братских конгрессистов и прогрессивных буржуев. Это нельзя не признать, но и с возможностью их выдачи (за ненадобностью) правительству Свободной России, частично составленному и из бывших подсоветских политзаключенных, нельзя не согласиться…

Но можно быть совершенно уверенными, что рано или поздно наступит всероссийская деленинизация, когда все российские бесы, типа нечестивых, собравшихся на конгресс в Москве, провалятся в преисподнюю, оставив за собой кровавый след в народной памяти во веки веков… А за “братскими” их бесами останется несмываемый позор и это тоже во веки веков….

Николай Кремнев.

Брюссель, Май 1970 года.