Внешность у него китайская, а сердце русское

La Russie Illustrée

Империи выгодно отличаются от национальных государств отличной способностью вербовать к себе на службу полезных инородцев и иноверцев. Разумеется, не была исключением и Российская империя.

Для неё одним из таких полезных инородцев стал Николай Иванович Тифонтай, он же Цзи Фэнтай – уроженец Шаньдуна, приехавший в 1873 году в Россию. Вскоре он своим трудом заработал деньги на открытие лавки и стал влиятельным купцом. Кроме того, в 1886 году на русско-китайских переговорах он работал переводчиком с русской стороны. После этих переговоров китайцы стали считать его национальным предателем: он якобы обманул китайскую делегацию, в связи с чем пограничные столбы поставили на несколько десятков вёрст дальше, а Китай потерял кусок очень ценной приграничной земли. Так это или нет – никто никогда уже не узнает, но в 2005 году Россия тот самый оспариваемый кусок отдала Китаю. А бывшие соотечественники говорили про Тифонтая с осуждением: «Внешность у него китайская, а сердце русское», что для азиатов звучит как полноценное оскорбление.

Торговый дом Тифонтая производил самые разные товары: не только пиво, но и муку, макароны, текстиль и так далее. Здания многих фабрик и складов до сих пор сохранились в Хабаровске.

В годы Русско-японской войны он был главным снабженцем русской армии, от которого зависело столь многое, что японцы назначили награду за его голову, а японский генерал Оку говорил, что поимка Тифонтая была бы равноценна победе в сражении. Кроме того, Цзи на свои деньги организовал отряд из пятисот разбойников-хунхузов, партизанивших в тылах японцев.

Николай Иванович Тифонтай (Цзи Фэнтай)

Вот что иронично писал о нём генерал Грулёв, хорошо с ним знакомый: «Говорят, что он предложил даже за 1 миллион рублей взять в свои руки разведочную часть, чтобы освободить офицеров Генерального штаба от тяжёлой и ответственной задачи; и уверяют, что в штабе склонялись к этой идее. До сих пор жалуются на недостаток сведений о противнике и трудность добывать их, и — чего доброго — покажется заманчивым запрячь Тифонтая начальником разведывательного отделения. Полагаю, что за второй миллион он согласился бы быть и начальником штаба. Мы, вероятно, не прочь были бы отдать с подряда Тифонтаю и всё ведение войны — только дай нам победу…»

Вид на Порт-Артур, через который до войны проходила огромная доля русско-китайской торговли.

Но победу, к сожалению, одержали японцы, конфисковавшие огромную часть бизнеса Цзи в Порт-Артуре. Занятое другими проблемами правительство просто забыло возместить ему его расходы на товары, поставленные русской армии в долг, зато не забыли об обязательствах его кредиторы. В итоге китаец, всей душой влюблённый в Россию и крестивший детей по православному обряду, ставший в России баснословно богатым, умер в бедности, если не в нищете, за семь лет до гибели самой России – в 1910 году.

По этому документу можно понять, сколько волокиты занимало решение вопроса о возмещении убытков – и это при том, что Цзи настаивал лишь на возмещении подкреплённых расписками расходов, хотя это и была лишь меньшая доля, ведь в пылу войны людям было не до расписок.

 

А это просто исторический анекдот: реклама после Февральской революции. Сам Цзи к тому моменту семь лет как умер и к этому непотребству отношения не имел.