Правые экстремисты превращают Instagram в орудие вербовки поколения Z

«Мемы — новое поле политических битв в интернете».

Оригинальный материал был написан Джессикой Бейтман в сентябре 2019-го года и собрал в своё время не меньше 1000 положительных оценок на Medium и несколько десятков тысяч просмотров. Мы не могли обойти его стороной, поэтому представляем вашему вниманию наш перевод «The Far-Right Is Weaponizing Instagram to Recruit Gen Z».

 


 

Майя —14-летняя первокурсница средней школы из Орегона. С января 2019 года она организует в своей школе акции протеста, призванные рассказать людям о климатическом кризисе. Она — член всемирного движения молодежи, требующей действий в этом направлении, а многие её соратники черпают вдохновение из инстаграма шведской активистки и основательницы школьных протестов Греты Тунберг.

«Размещая собственные посты и репосты Греты, я познакомилась с другими активистами по всей Америке и даже в Германии — объясняет Майя, — это оказалось действительно классным способом заводить связи.» Она говорит, что около половины её друзей чувствуют, что знают, что происходит в мире: «И большинство из них узнают всё в Instagram, что, я думаю, по-своему и хорошо, и плохо».

Привычка Майи к социальным сетям типична для большинства людей её возраста. Недавний опрос, проведенный Business Insider, показал, что 59% опрошенных в возрасте от 13 до 21 года указали Instagram в качестве основного источника новостей. Политики, например, Александрия Окасио-Кортес, также обращают свое внимание на эту платформу, пытаясь привлечь юных избирателей поколения Z в преддверии первых для них выборов 2020 года.

И хотя Instagram облегчает мобилизацию людей и организацию протестов активным подросткам, таким как Майя или студенты Паркленда, проводившие кампании за ужесточение контроля за оборотом оружия, для него характерны и некоторые очевидные недостатки. В марте The Atlantic сообщил, что платформа становится «новым оплотом ненависти в Интернете», изобилующим аккаунтами, распространяющими экстремизм и дезинформацию.

«За новостями я заглядываю в надежные источники, вроде New York Times или Washington Post. Если же это мем, ну, это просто мнение, так что фактчекинг не обязателен».

«Instagram у меня с восьми лет, так что алгоритм уже знает, что я не любитель расистских комментариев, — говорит Майя, — Но когда я захожу на страницы моих более консервативных друзей, их становится много». После того как она начала заниматься школьными протестами, её стали добавлять в групповые чаты, в которых обменивались мемами на тему того, что климатический кризис не существует, а слухи о нем — часть мирового заговора. «Мне часто присылают посты [из Instagram] со словами: “Вот, посмотри, что говорит взрослый человек, так что он точно прав, а ты — нет”».

Исследователи, изучающие ультраправые движения, утверждают, что многие группы намеренно используют платформу для обращения к подросткам с помощью мемов и вирусного контента. Так называемый «Институт стратегического диалога» (лондонская организация, называющая себя аналитическим центром по борьбе с экстремизмом) утверждает, что некоторые ультраправые движения организуются в подобия военизированных группировок, в которых целые отдельные команды занимаются созданием и распространением мемов.

 

 

View this post on Instagram

 

A post shared by Bad Goys Club (@bad_goys_club) on


Будучи преимущественно визуальной платформой, Instagram не приспособлен для передачи точной информации со всеми нюансами, а следовательно, политические аккаунты в Instagram в основном постят однобокие изображения с остроумным или «жизненным» текстом. «Мем-аккаунты — основной источник новостей для многих пользователей» ― говорит Тим Арму, генеральный директор лондонского маркетингового агентства Fanbytes. «Скорее всего, они думают примерно так: «Зачем мне BBC, когда у меня есть собственный персонализированная новостная лента?»»

В официальном заявлении Instagram говорилось: «В Instagram нет места расизму или другому вредоносному контенту, и мы продолжаем вкладывать значительные средства в разработку инструментов и технологий для выявления и удаления такого рода контента. Недавно мы запустили функционал, позволяющий людям сообщать о постах, которые они считают ложными непосредственно из приложения. Мы также тесно сотрудничаем с Facebook, чтобы перенять понимание ложного контента, с которым они сталкиваются, и применять то, что мы узнаем, в Instagram».

Арму утверждает, что большинство политических мемов создаются не с какими-то злобными намерениями, а являются делом рук обычных молодых людей, которых волнуют вопросы политики. Тем не менее, он признает, что повестки легко и регулярно «угоняются», приводя в недавний пример мошеннические аккаунты, посвященные Суданскому кризису. «Определенно, мы можем с уверенностью сказать, что есть множество ультраправых блогеров, создающих контент, который потом репостят 13- и 14-летние подростки, считая его достоверным» ― говорит Арму.

 

 

View this post on Instagram

 

A post shared by Salgofnir (@salgofnir) on

Гранту 15 лет, он живет на юге и называет себя «человеком с правым уклоном, но не радикалом». Он ведёт консервативный мем-аккаунт в Instagram @_gen_z__, ориентированный на подростков. «Мы просто хотели, чтобы нас услышали, и Instagram действительно хорош для охвата новых людей через вкладку «Интересное»» — считает автор. Грант и его друзья в основном репостят мемы других пользователей, а не создают свои. «За новостями я заглядываю в надежные источники, вроде New York Times или Washington Post. Если же это мем, ну, это просто мнение, так что фактчекинг не обязателен».

«Instagram пытается установить контроль над ситуацией. Адепты теорий заговора, забаненные в Twitter, переехали в Instagram, потому что в нем было больше свободы».

Он говорит, что заметил рост количества экстремистских высказываний и дезинформации внутри сообщества, и в одном из своих последних постов попросил подписчиков соблюдать осторожность ввиду большого всплеска фейков. «Многие консервативные аккаунты стараются разнести своих оппонентов любыми средствами, но это не наш метод, — говорит Грант. — Вы можете заявить о своей позиции, сказав, например: «На границе кризис, и мы должны что-то с этим сделать». Но если вы скажете: «Эти иммигранты ужасные люди; они насильники и убийцы.» …Вот с этим я уже не соглашусь».

Майкл Вендлинг, редактор BBC News и автор книги Alt-Right: From 4chan to the White House: «Instagram сейчас находится в том же положении, что и Facebook два или три года назад, они пытаются сохранить контроль над ситуацией. Адепты теорий заговора, забаненные в Twitter, переехали в Instagram, потому что в нем было больше свободы».

 

Использование мемов ультраправыми началось давно. По словам Вендлинга, многие из них впервые появляются на 4chan и 8chan — шумных, практически не модерируемых форумах, печально известных как прибежище ультраправых. 8chan был закрыт после того, как на нем опубликовал свой манифест стрелок из Эль-Пасо. «Когда кто-то открывает тред, он должен прикрепить к нему изображение, и это изображение является ключевой частью сообщения, — говорит он. — Лучшие из них выходят за пределы чатов и в конечном итоге оказываются и на популярных сайтах».

Вендлинг утверждает, что многие мемы предназначены для внутреннего использования среди единомышленников и могут показаться обывателям бессмысленными, как, например, каноничный среди альт-райтов лягушонок Пепе. Но другие, такие, как пресловутый антисемитский мем о Хиллари Клинтон, созданный на 8chan и твитнутый Трампом во время последней президентской кампании, легко расшифровать. «Непосредственно у этого мема был предельно ясный посыл».

Исследование Савваса Заннетту, аспиранта Кипрского технологического университета, специализирующегося на мемах и информационной войне, показало, что 6,33% политических мемов в Твиттере ведут свои происхождение с 4chan-овского раздела “/pol/” — огромное количество для раздела со всего несколькими миллионами пользователей. «Они ориентируются на конкретные группы населения, в основном молодежь, чтобы изменить их политическую идеологию и подтолкнуть в сторону конкретных движений» — пишет Заннетту.

 

 

View this post on Instagram

 

Bolshevism- The communist form of government adopted in Russia following the Bolshevik revolution of 1917. Communist revolutions have invariably produced famines and terror. See, the Bolsheviks never had very much interest in the peasants in the first place. Like many parties before, it failed in the most basic ways to even produce enough food to save its people. The other problem for the Bolsheviks was of course that they claimed to represent «the working class» of urban workers, but never considered it necessary to allow those same members of the «proletariat» a say in what they themselves considered their «class interests» to be. Fuck communism and socialism. A free market society is always the way to go. #trump #maga #democracy #fuckcommunism #america #freemarket

A post shared by American_Imperialist (@american_imperialist_) on

Заннетту приводит в пример недавний тренд, когда мемы, представляющие лягушонка Пепе в виде клоуна, целенаправленно распространялись на популярных платформах с использованием подставных аккаунтов. Также, многие мемы заимствованы из игровой культуры, такие, как термин «NPC» (неигровой персонаж), используемый для обозначения людей, которых считают лишенными независимости мышления.

Джейкоб Дэви из «Института стратегического диалога», внедрившись в ультраправые чат-группы, обнаружил, что способы организации ультраправых групп в команды, посвященные, например, троллингу либералов или созданию мемов, особенно привлекательны для подростков. «Они почти полностью игрофицировали эти процессы» — сказал он BBC. Превращение распространения ненависти в весёлое развлечение для сообщества единомышленников помогает привлечь даже тех, кому не интересен традиционный активизм.

 

 

View this post on Instagram

 

A post shared by FashWave Art (@fashwave_central) on

Майя сказала OneZero, что считает, что её поколению было бы полезно научиться правильно использовать социальные средства массовой информации. «Сейчас нас в школе учат, какие книги читать… но большинство молодёжи только сидят в Instagram и никогда не открывают книг. Их нужно научить тому, на какие информационные аккаунты подписываться, а на какие нет, потому что сейчас этому никто не учит».

Арму считает, что платформы несут ответственность перед «молодой, впечатлительной» аудиторией, и считает, что Instagram должен следовать примеру Facebook и Twitter в деле удаления экстремистских аккаунтов. Платформа недавно удалила ряд мем-аккаунтов, но многие политические экстремисты остаются вне блокировок. Этот вопрос, скорее всего, только обострится в преддверии выборов 2020 года.

«Самое худшее, что могут сделать политики, это создать профиль и просто вести его самостоятельно, — говорит он. — Пример грамотного использования этого потенциала — Берни Сандерс, объединившийся с Карди Би: у неё широкая аудитория и она знает, как с ней обращаться. Необходимо погрузиться в поп-культуру непосредственно данной платформы».

Что бы ни решили сделать политики, следует ожидать, что Instagram будет играть большую роль в выборах в следующем году, чем когда-либо прежде.